Убойная сила специй

Отвесить фунт перца, перемолоть или истолочь его в ступе, а также узнать много интересного и познавательного из мира пряных трав можно в единственном в России «Музее специй». Этот музей Петербурга открыл свои двери летом 2015 года на Большом проспекте Васильевского острова.

Пряная фишка

Многие отнеслись к непонятной задумке с недоверием. Но основатели оригинальной экспозиции – супруги Арсен и Карина Алавердян – посчитали, что  такая реакция – это еще один повод, вдохновляющий на реализацию идеи. «Раз люди так мало знают о специях – музей будет интересен всем», – оптимистично сказали владельцы, и рискнули. Задумка удалась. Сегодня поглазеть, потрогать и даже попробовать специи из разных стран мира сюда приходят специалисты, туристы, школьники – жители города и его гости.

«У нас есть еще и магазин, где мы торгуем пряностями и экзотической бакалеей, – рассказывает сооснователь музея Карина Алавердян. – Вот мы и заметили, что посетители магазина при виде богатого разнообразия специй вместо того, чтобы сразу купить товар, долго и внимательно изучают заморские диковинки. Мы острили: «Не магазин, а музей». Но, как известно, в каждой шутке, только доля шутки, а все остальное правда. Истории, над которыми мы смеемся, как правило, случаются в реальности.  Вот так и появилась идея открыть музей. Оказалось, что в мире есть всего два подобных заведения. Один в Таиланде, другой в Германии. Открыться примерно посередине – в музейной столице России – было вопросом решенным!

Долго не думая, Арсен собрал чемодан и поехал набираться опыта в Гамбург – в старейший в мире музей специй, на оригинальную экспозицию которого приезжают посмотреть со всех уголков мира. «Хозяйка оказалась человеком гостеприимным и радушным. Она мне рассказала об особенностях работы подобных заведений».

Что касается российского музея, то для того, чтобы реализовать идею открытия музея в Санкт-Петербурге, понадобилось около двух лет. Основатели долго искали свою фишку, привлекали музейных специалистов, формировали экспозицию, искали помещение. И вот в прошлом году, когда все организационные моменты утрясли, в самом центре города распахнул свои двери третий в мире и единственный в России Музей специй.

«Без моей супруги у меня ничего бы не получилось, – откровенно признается Арсен Алавердян. – Дизайн, интерьер, прекрасная и уютная атмосфера, которая царит в музее, – дело рук моей второй половинки. Она по крупицам создавала каждую мельчайшую деталь. На начальном этапе перед нами стояло много задач, которые невозможно было решить в одиночку. Мы привлекали специалистов музейного дела для формирования экспозиции, создания фондов. Работала целая команда – и мы справились! У нас был в гостях сотрудник тайского Музея спе­ций, который  отметил, что открыл для себя много нового, чего не знал до посещения Санкт-Петербургского музея».

Как рассказывает А. Алавердян, вначале в основе коллекции лежали домашние артефакты. История музейной коллекции началась именно с незатейливого набора домашних баночек с пряностями. Постепенно основатели пополняли экспозицию интересными экспонатами со всего мира.

«О пряностях и специях человек знает с древних времен. Наши предки прекрасно знали, что с чем сочетается. Но люди использовали их не только для улучшения вкуса. Пряности и специи служили своего рода валютой, являлись олицетворением богатства, роскоши. Стоимость специй и пряностей в прошлом была очень высокой, и наслаждаться изысканными ароматами и вкусами могли лишь люди избранные, состоятельные. Говорят, пряности помогали открывать тайны, расширять горизонты. Родиной специй называют загадочную, сказочную Индию.

Именно об этом рассказывают наши экскурсоводы школьникам, – продолжает Арсен. – В ходе посещения музея ребята не только узнают много нового о специях, но и закрепляют школьный курс по географии и истории.  Не секрет, что мировая торговля и географические открытия тесно переплетены с торговлей пряностями».

Экспозиция занимает около 120 квадратных метров пространства, разделенного на четыре зала, посетителям которых рассказывают о том, как погоня за специями повлияла на мировой порядок, стала причиной несметных богатств одних стран и принесла невероятные несчастья другим. Также гости ознакомятся с коллекцией острых перцев и смогут самостоятельно смолоть и взвесить фунт пряностей на приспособлениях вековой давности. В одном из залов можно увидеть артефакты разных эпох, посвященных специям, – от антикварных перцемолок и весов для взвешивания шафрана до винтажных советских солонок, которыми пользовалась партийная элита СССР. Ну а в зале экзотических специй можно узнать о самых дорогих и редких видах пряностей, в том числе, конечно, о шафране – царе специй.

Пряно и рьяно

Еще в бытность СССР традиционными лавровым листом и перцем мы, оказывается, пользовались безграмотно. В те годы в быт даже вошла народная примета: попалась лаврушка в тарелке с супом – жди известия. То же самое и с красным перцем. Большинство советских людей привыкли лишь посыпать ими томящиеся на столе омлет или гуляш. Между тем эти классические пряности лучше раскрывают свои достоинства, когда их отправляют на скворчащую сковороду. Приправы – вот та изюминка, без которой не обходится ни одно вкусное блюдо. Сейчас в Россию завозят совершенно умопомрачительные пряности. И местные кулинары готовы удивить диковинными блюдами  гостей-гурманов.

«Специи. Приправы. Пряности, – перечисляет Арсен. – Без них наша жизнь была бы ну совершенно пресной. А ведь человеку так иногда хочется чего-нибудь сладенького, солененького, кисленького, остренького. Правда, мало кто из нас всерьез задумывается о том, что специи – это не только великолепное многообразие вкусов и ароматов, которые они придают пище. На самом деле мы получили в дар от природы уникальные лекарственные средства, способные помочь человеку даже при тяжелых недугах. К примеру, одно из любимых кушаний британцев – карри, пришедшее в Альбион из Индии, – получило высокие отзывы ученых за способность бороться с болезнью Альцгеймера и другими формами нейродегенеративных заболеваний».

То, что большая часть специй обладает лечебными и профилактическими свойствами, известно было много веков назад. Скажем, в Европе пряности и специи долгое время продавались в аптеках. Они ценились на вес золота. И зачастую были скорее аптекарским, нежели кулинарным товаром. Сегодня они утратили былую магическую силу и величие, но по-прежнему остаются нужными, полезными, и не только для тех, кто любит готовить. Любая хозяйка не останется равнодушной при виде богатого разнообразия душистых и ароматных трав.

Но в каждой стране – свои предпочтения. В странах с жарким климатом люди испытывают непреодолимую тягу к острой пище и разнообразию вкусов… Разгадка этого феномена заключается в убойной силе пряностей. Микробам, болезнетворным бактериям, вирусам в этом климате тепло и сыро, и они с удовольствием размножаются в воздухе, воде, пище, в нашем организме, наконец. А мы всю эту коварную нечисть – специями, специями! Особо отважными бойцами оказались, по результатам исследований ученых, гвоздика, жгучий перец чили, куркума и кумин.

Не перец, а баклажан!

Мы заглянули в музей. Здесь даже картины на стенах сделаны из горошинок разноцветных перцев. Чего здесь только нет! Масса тарелочек с разными пахучими семенами и порошочками. Названия одно краше другого: амчур, ягода годжи, калинджи, райский перец, семена чиа…  Самой неожиданной пряностью оказалась асатефида – зловонная смола на деле известна своими уникальными лечебными свойствами. При обжарке она полностью теряет ужасный запах, оставляя блюду оригинальный аромат и вкус свежеобжаренного чесночка.

Кстати, утрата чувства обоняния лишает человека не только способности воспринимать запахи и ароматы. Она влечет за собой самые драматические последствия. В музее я узнала, что самый жгучий перец, оказывается, не кайенский, а Каролинский жнец. «Отведав» лишь кусочек такого жгучего стручка, можно через пару минут отдать богу душу. Такое вот своего рода биологическое оружие.

– А вы знаете, что стручковый перец – это на самом деле не перец, – увлеченно информирует наш гид. – Настоящие перцы называются пиперины – это горошины. Растут они как вьющиеся лианы. А любой стручковый перец – это пасленовая культура,  родственник баклажана. А остроту придает им особое химическое соединение – капсаицин. Вот так! Кстати, самая дорогая спе­ция – шафран.  Не зря его назвали королем специй. Килограмм этого растения торгуется по 8 тысяч евро. Из-за этого шафран подделывают. Прямо как полотна знаменитых художников! Впрочем, некоторые перцы тоже наловчились подделывать: иногда вместо натуральных специй продается жареная крашеная мука!

Сегодня многие используют специи в повседневной жизни. Например, кардамон, который добавляют в кофе просто для обогащения вкуса напитка. При этом чай из кардамона рекомендуют страдающим депрессией. Гвоздику применяют как антисептик. Она может быть и болеутоляющим средством. Скажем, из нее делают пасту и кладут на больной зуб. Настойка из гвоздики благотворно влияет на волосы, придает им жизненную силу.

Корица помогает при диабете, снижает артериальное давление, разжижает кровь, способствует активной мозговой деятельности. Для лечения совсем небольшое количества ароматного порошка добавляют в стакан кефира.

– Многим нравится сам аромат корицы, – говорят домохозяйки. – Людей просто тянет к ней. Без корицы пряник не пряник. В настоящих она обязательно должна быть. Или вот базилик. В свежем виде он летом в салатах хорош, а в сушеном его к мясу птицы добавляют. Или укроп. Укропную воду и маленьким детям дают, и взрослым она помогает. Сельдерей предупреждает развитие рака. Итальянцы любят добавлять его в свое национальное блюдо спагетти. Анис и тмин способствуют лактации, поэтому его рекомендуют кормящим матерям.

Как говорят эксперты, большинство специй считаются теплыми – разогревают человека изнутри. Но есть и холодные, например, фенхель или бадьян. Их рекомендуют людям, склонным к жарким состояниям.

«На кухне я художник»

Что для Вас специи? – спрашиваю Арсена. – Долгое время  это было моим увлечением. Я ведь люблю готовить. На кухне я художник: приправы – мои краски, кухонное оборудование – холст, ножи и прочие столовые приборы – кисти. Каждое блюдо я вижу в цвете. Если не хватает солнца, добавляю карри, когда хочу увидеть вечернее зарево, нарезаю красный перец. Но если картины живописца может понять и оценить не каждый зритель, то произведения повара доступны всем. Здесь есть только два критерия: вкусно и невкусно. И изъяны кулинарной картины не спрячешь, – формулирует свою кухонную философию основатель музея.

Ирэн ОВСЕПЯН

Фото автора

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий