«Вы пропойте славу женщине!» Особенно сельской…

Да, имеет смысл пропеть славу сельским женщинам. Ибо они, сельские женщины, составляют более четверти населения земного шара. Именно они играют ведущую роль в производстве продовольствия и развитии сельских районов. На их плечи ложатся, как правило, домашние хлопоты и забота о детях. При этом их жизненный вклад в общественную жизнь во многих странах остается невидимым. Зачастую они не имеют возможности защитить свое право на землю, получить доступ к жизненно важным услугам, таким, как медицинское обслуживание, кредиты или образование. По этим причинам, то есть «чтобы привлечь внимание мировой общественности и для поддержки многогранной роли сельских женщин», 4-я Женская конференция ООН в 1995 году предложила ежегодно проводить Всемирный день сельских женщин, а в 2007 году праздник был официально утвержден Генеральной ассамблеей ООН. 15 октября Россия наравне со всеми странами отмечала эту дату.

Накануне героиня нашего рассказа – фермер Татьяна Пойлова, председатель движения сельских женщин России в Ленинградской области, отправилась в Москву на 2-й Международный форум сельских женщин. С пакетом документов и предложений, слайдов и публикаций в СМИ – о замечательных женщинах земли ленинградской, об их вкладе в продовольственную доктрину страны, о проблемах, заботах и надеждах своих подруг по движению, выбравших самое главное дело на земле – кормить народ. Наши журналисты побывали в поселке Рахья, где живет и трудится глава большого семейства, хозяйка фермы «Гладкое» Т.Б. Пойлова.

«Дайте мне точку опоры»!

Все знают продолжение известного афоризма, приписываемого Архимеду: «…и я переверну землю!» Татьяна Пойлова Архимеда переиначила на свой лад: «И я накормлю страну!» И тут же поправляется: «Ну, не я одна, а такие, как я: фермеры, владельцы крестьянских, фермерских хозяйств, личных подсобных и даже ЧП!»

Мы познакомились с Татьяной, совсем непростой русской женщиной, несколько лет назад. Место встречи с интересными людьми изменить нельзя! – на очередной районной сельскохозяйственной ярмарке. У прилавка с вывеской «Ферма «Гладкое». Экопродукты от Татьяны Пойловой» толпился народ. Немного, не в три винта, но стояли. На прилавке – куры, индюки, гуси, мускусная утка, домашнее яйцо… И приветливая светлоглазая женщина, представлявшая свою продукцию на редкость грамотно и толково: «Наш опыт показывает, что птицу можно выращивать без применения каких-либо инъекций и антибиотиков, исключительно на инфракрасном свете, чистой ладожской воде и главное – свободном выгуле. Наши гуси и утки не сидят в клетках, а нагуливают жирок на воле, на свободном выпасе. Кушают травку, любят морковку и знают хозяев. Их мясо – само по себе лекарство, особенно для больных и ослабленных нездоровьем людей».

Народ продукцию, видимо, оценил. Тут же я разговорилась с покупателями, которые из года в год подходят к этому прилавку: «А запах у этой курочки, как в детстве! – рассказывала мне пожилая женщина. – Как у бабушки в деревне, честное слово. Поэтому я за ценой не стою, а каждый год на ярмарке ищу прилавок Татьяны». Теперь и я каждый год на нашей районной сельскохозяйственной ярмарке ищу прилавок Татьяны Пойловой. А также «Птичий хоровод» Нато Елисеевой из Луги. Подхожу к Жанне Курловой из Борисовой Гривы, из года в год на радость детям демонстрирующей на ярмарке своих красавцев кроликов и пеструшек, курочек-бентамок и цесарок…

А с Татьяной Борисовной Пойловой мы подружились. Навестили с нашим фотокорреспондентом Антоном Ляпиным несколько лет назад ее беспокойное хозяйство, с которым управляются малыми силами. Главный помощник и поддержка во всем – муж, по совместительству бухгалтер и водитель Виктор Радиевич. С ним Татьяна шагает по жизни уже почти сорок лет, со студенческой скамьи. В свое время они, выпускники географического факультета Ленинградского государственного университета имени Жданова, попали, как и все, «в жернова перестройки». Иначе не скажешь. Институт, где они оба работали, закрыли. Татьяна и Виктор приняли решение перебраться в деревню: так легче было выжить и поднять детей. Катя и Миша были еще совсем малы.

И вот семья Пойловых оказалась в поселке Рахья Всеволожского района. Перепробовав многое – и свиней держали, и коров доили! – остановились на птице. Особенности птичьей науки постигали в основном по книгам, да, как говорится, на личном опыте, не стесняясь расспрашивать более сведущих людей, в том числе соседей. Но одно дело держать 30 несушек, и совсем другое – завести стадо цыплят-бройлеров на несколько тысяч голов. Именно с таким бизнес-планом выступила Татьяна Пойлова на соискание гранта в рамках правительственной программы развития и поддержки сельского хозяйства, включая малый и средний бизнес. И выиграла этот грант!

– Моя задумка заключается в том, – рассказывала мне Татьяна Борисовна тогда, почти три года назад, – чтобы построить современный управляемый птичник на 5200 голов. На реализацию проекта нам дали 18 месяцев. Конечно, я знаю, я вижу, как это должно выглядеть, каким он будет. Но необходим серьезный проект, нужны специалисты по проектированию предприятий сельхозназначения, а этих специалистов вывели как класс! Ведь ничего не строилось в сельском хозяйстве все это время, только разрушалось! Обратились к главному архитектору района с просьбой помочь найти таких специалистов. Обещал помочь.

Забегая вперед, должна сказать, что покойный Акопян свое слово сдержал – и специалистов порекомендовал, и спроектировали они ферму грамотно, и 18 томов проектной документации были готовы вовремя. Цена вопроса, правда, впечатляет. Почти миллион двести тысяч рублей из денег, выделенных по гранту, ушли на подготовку проектной документации.

– Но основа любого строительства, как известно, проект, – говорит сегодня Татьяна. – И самое главное, чтобы проект был толковый. Меня работа, проделанная проектировщиками, устраивает. Они мою мечту поняли. А потом, без этих проектных документов Рахьинская администрация просто не разрешала строительство объекта сельскохозяйственного назначения такого масштаба.

– Разрешили? – спрашиваю фермера. – Увы! – отвечает Татьяна Борисовна. – Нашлись другие поводы и причины нам отказать. – И добавляет известную фразу: «Эх, дайте мне точку опоры»! Дайте точку опоры для российского фермера!

Вы слыхали, как поют индюки?..

Мы приехали в Рахью прекрасным осенним днем октября. Роща еще не отряхала «последние листы с нагих своих ветвей», а светилась теплым желтым светом, и зеленели елочки, высаженные когда-то детьми рядом с домом. Дом Пойловых – последний в поселке, и все их пять гектаров угодий, где нагуливают жир утки и гуси, – это так называемые неудобья. Болотистая и сырая почва. И хозяйка, и мы – в резиновых сапогах. «Чав-чав» – чавкает под ногами земля. «Уть-уть!» – кричит Татьяна, – и со всех концов немалой территории на знакомый голос спешат вперевалочку степенные гуси, как и положено, «гуськом», в затылок друг другу шествуют важно необыкновенной красоты утки, две из них взмывают в воздух.

– Еще вчера летали все, – рассказывает Татьяна. – Только вечером крылья подрезали. Моя гордость – мускусная утка, а эти, – показывает она на уток, отливающих антрацитом, с клювиками цвета малахита (!), – мое новое приобретение – так называемая удмуртская утка. Красавцы, правда?..

– Не улетают? – удивляюсь я.

– А зачем им улетать? Куда? Для них тут созданы все условия, посмотрите, какой мы пруд отрыли! Их тут кормят. А птица, даже если она высокого полета, не покинет места, где ей хорошо.

Индюки, хоть это птица явно и не высокого полета (я лично никогда не видела, чтобы индюки летали), зато как они поют! Мы в тот день вдоволь их наслушались. Но это скорее разговор. По пятам они следовали за хозяйкой, беспрерывно что-то бормоча на своем индюшачьем языке. Достаточно эмоционально и громко, кстати.

– Индюки самые общительные в моем хозяйстве, – знакомила Татьяна нас со своим птичьим царством. – Так и будут ходить за мной хвостом. Кстати, это тоже моя гордость, потому что у меня свое племенное стадо. Я не покупаю индюшат на доращивание у других хозяев. Где-то в марте-апреле мы закладываем яйца от своих проверенных племенных индюшек породы средний кросс в инкубатор и ждем маленьких. Всего же у меня сейчас птицы где-то полторы тысячи голов. Большая часть, конечно, бройлеры. Понемногу налаживаю связи, поставляю в торговые сети свою продукцию, большим спросом она пользуется в ресторанах, предпочитающих органическую продукцию. Но все это не решает проблемы в целом сбыта фермерской продукции. Недавно было совместное совещание с комитетом по развитию предпринимательства и потребительского рынка Санкт-Петербурга. Я там выступала от имени движения сельских женщин Ленинградской области, говорила о главной на сегодняшней день проблеме для фермера: негде торговать! Ну, не пойду же я со своей продукцией стоять на обочине дороги! Как-то не к лицу… А рынки, на которые мы обращаемся от имени нашего союза, нам предлагают, к примеру, платить три тысячи рублей за место. Да нет, не в месяц! В день! Это в лучшем случае вся моя выручка за день.

Приятное исключение, и я обязательно о нем скажу, – это ярмарки выходного дня, которые проводятся в микрорайоне «Новый Оккервиль», рассчитанном на 20 тысяч жителей. Там сделали для фермеров лояльные цены, и наши фермеры, которые заняты в Ленинградской области выращиванием овощей, фруктов, производством мяса, там постоянно торгуют. А это значит, что уже сделаны шаги навстречу сотням ИП, которые заняты самым главным делом на земле. – Сейчас вот приходят молодые работать на земле, – горячо продолжает Пойлова, – это ведь так важно, чтобы они не разочаровались – нет, не в деле, а в отношении к делу, которое выбрали. У фермеров есть бесконечное множество других проблем, но, поверьте, главная из них – это сбыт нашей продукции. И если она будет решена, значит, у мелких сельхозпроизводителей действительно есть перспективы и будущее.

– Оценили ваш пафос? – спрашиваю Пойлову. – Обязательно! – в тон мне отвечает Татьяна. – И пафос, и гражданскую позицию. Заместитель председателя комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка Лидия Молотовна Громова услышала нас, и нам пообещали открыть для местных фермеров торговые площадки на безвозмездной основе. Бесплатно! Только торгуйте! Вот такой подход можно назвать государственным. Да и в целом мы, сельские женщины, на государство, на наше областное правительство, как говорится, не в обиде. Есть и понимание, и поддержка. Правда, мы и сами не сидим сложа руки и не ждем, что нам все преподнесут. Мы тут кое-что тоже придумали, и это интересное начинание. Но об этом потом, а сейчас я вам покажу, что мне удалось сделать за это время.

И Татьяна с гордостью показывает новенькие, как говорится, «с иголочки», складские помещения для хранения кормов. Убойный цех – еще одна гордость Татьяны. Я понимаю, что для потребителя, возможно, это не самая интересная часть нашего рассказа. Для птицы на ферме – это вообще последняя страница жизни. И фермер Пойлова со знанием дела поясняет:

– Этот цех, можно сказать, святая святых для любого производства. Все здесь у нас сделано по СанПиНу, на все выдано разрешение. Закуплено самое современное оборудование, включая перосъемное устройство под названием «Спрут» и современные холодильные камеры.

В цехе – стерильная чистота и порядок. Все – стены, потолки, полы – выложены красивым кафелем. Никогда, не зная предназначения, не подумаешь, что здесь заканчивается земной путь курочки, которая затем попадает к нам на стол. Действительно, «по последнему слову техники»… А еще Татьяна радуется как ребенок, демонстрируя нам автофургон для перевозки и выездной торговли продукции с фирменным логотипом хозяйства. И грустнеет, когда мы подходим к какому-то недостроенному объекту, в чертах которого угадывается что-то масштабное.

– Вот видите, – поясняет Татьяна Борисовна, – отрыт котлован, связана по фундаменту арматура, помещение будет 12Х42 метра. Это наш будущий цех по выращиванию бройлера. Начали, а закончить не можем. Почему остановилось строительство? Вынужденно. Потому что администрация Рахьинская не дает разрешения на строительство. Всеволожская районная – «за», правительство области – «за», вице-губернатор, председатель областного АПК Сергей Васильевич Яхнюк прислал письмо с просьбой о поддержке в развитии моего крестьянского (фермерского) хозяйства… И все это буквально разбивается о стену непонимания.

А проблема заключается в том, что некоторое время тому назад, когда хозяйство Пойловой уже существовало и развивалось, администрация МО «Рахьинское городское поселение» выдала разрешение под строительство ИЖС многодетным семьям в «естественной санитарной защитной зоне». Именно так в официальных документах, включая генеральный план поселка, называется полоса леса вокруг поселка. А дальше – 50 гектаров земель сельскохозяйственного назначения. 5 гектаров Татьяны Пойловой входят в это назначение.

Только, как шагреневая кожа, «скукоживаются» земли сельхозназначения вокруг ее хозяйства. То под ДНП отдадут (дачное некоммерческое партнерство), то под ИЖС. К сожалению, это повсеместная практика. И что это за правило – предоставлять многодетным семьям самые что ни на есть неудобья, бросовые земли, которые практически не освоить? Так и получилось, что оказалось фермерское хозяйство «Гладкое» прямо-таки напротив земель, выделенных под строительство многодетным семьям. А это, сами понимаете, не самое приятное соседство для них. Да и для любых семей: ароматы не те, да и песню индюшки не каждый готов слушать.

– Что делать-то будете? – спрашиваю Татьяну Борисовну. – Будем бороться и ждать решения суда, – отвечает она. – По решению суда сделана серьезная экспертиза, это опять деньги, притом очень немалые – почти 150 тысяч, вместо того, чтобы потратить эти средства на развитие хозяйства. Но я верю, что «не свернут» голову моему хозяйству, хотя, видимо, есть такое желание. Это противоречит решениям правительства и указам президента о всемерной помощи сельхозпроизводителю. Поэтому давайте поговорим еще и об этом – о помощи и поддержке.

«Ход конём»

– Ну, не хотят фермеру отдавать землю, – продолжает Татьяна Борисовна, – ни в какую не хотят! Притом что наверху, на самом верху, говорят одно, а на местах мелкие «удельные князьки», как назвал их наш губернатор Александр Юрьевич Дрозденко, думают и поступают совершенно по-другому. Кстати, мы, фермеры, в том числе и я, как председатель движения «Союз сельских женщин Ленобласти», 20 октября с губернатором встречаюсь. Есть проблемы, решение которых просто назрело до невозможности. Но есть и за что сказать спасибо. Например, наш замечательный фермер Марина Борисовна Маланичева получила в аренду двести гектаров земли. Это в Тосненском районе. Марина атомной энергии и большой души человек – у нее крупное молочное стадо. Кроме того, она сделала «ход конем», – это единственная женщина в области, которая занимается коневодством в таких масштабах. И еще – лечит больных деток исключительно общением с этими дивными животными. Иппотерапия называется, слышали?..

Еще Нато Владимировна Елисеева получила землю. Она в Лужском районе работает. У нее и «Птичий хоровод» круглый год, – она, как и я, фанат птицы, но у нее и молочное животноводство есть, и барашков она выращивает, и собственное производство сыра наладила. Потрясающий просто сыр! Домашний и сулугуни. Никакого пармезана, на мой вкус, не надо! Это что касается импортозамещения. А Катя Доманина из Приозерского района?.. Вот о ком поэмы бы писать! У нее «Молочный дворик». Молочное животноводство и продукция, которая заслужила такое признание от населения! У нее «экодеревня», и она берет на лето – на молоко и на отдых – детишек из детского дома. А Марина Валерьевна Альцагирова – это Выборгский район, почти на границе с Финляндией, – не только занимается животноводством, она еще и праздники устраивает. Это совершенно новое для нас, но очень перспективное направление – экотуризм. И название-то какое – «Ферма Радости»! Марина тоже детей берёт на лето из детских домов. Восхищаюсь я Риммой Николаевной Петровой, она в Волосовском районе выращивает американских сомиков.

Появляются новые люди, вливаются в наш Союз сельских женщин – в том числе и молодые, с новыми идеями. И не только фермеры и сельские предприниматели, но, к примеру, сельские учителя и врачи, мы принимаем всех желающих. В том числе даже и мужчин, если у них есть желание помогать и содействовать развитию нашего общего дела, и если у них есть идеи, полезные абсолютно для всех. Для нашей страны в первую очередь.

И тут, словно по волшебству, у ворот дома останавливается машина и двое мужчин направляются к дому.

– Волшебников заказывали? – по наитию шутит один из них. На самом деле и Алексей Раппопорт, и Антон Колошин приехали с самыми серьезными намерениями: обсудить дальнейшие совместные действия по созданию сельскохозяйственного кооператива.

– Если в нескольких словах объяснить, в чем наши задачи и цели, то, конечно, прежде всего обеспечить те самые рынки сбыта, в которых так нуждаются фермеры, связать воедино разрозненные нити, а покупателям дать органическую, то есть совершенно прекрасного качества продукцию, выращенную на земле, – с места в карьер стал делиться своими идеями Алексей Раппопорт, – у нас уже и логотип есть, и фургон фирменный заказан, скоро вы увидите его и на улицах Санкт-Петербурга, и на сельских дорогах Ленинградской области. Не пропустите! Он так и будет называться – «Зеленый фургон».

…И я, уже было собравшись уезжать, не удержалась от соблазна, от знакомства с интересными людьми и их заманчивыми идеями. И мы еще часа два проговорили с хозяйкой и ее гостями о том, кто и как поможет фермеру и в целом сельскому хозяйству России встать но ноги. И о том, куда ему двигаться и какими путями, и как победить чиновника, не любящего фермеров как класс, и о многом другом, весьма насущном и актуальном. Я вам обещаю, что мы еще проследуем по пути «Зеленого фургона».

Татьяна ТРУБАЧЕВА

Фото Антона ЛЯПИНА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий