Андрей Гусаров: «Пишу из любви к литературе»

Красиво изданные, большие книги Андрея Гусарова на прилавках не залёживаются – они пользуются постоянным читательским спросом у всех, кто интересуется историей Санкт-Петербурга и его окрестностей. Эти книги историчны и занимательны одновременно, их можно читать как хорошую художественную литературу, не отрываясь. В них огромное количество разнообразной  информации, почерпнутой из многочисленных документальных источников, но исторические фигуры при этом лишены своей обычной хрестоматийности. Живет писатель во Всеволожске.

Даль документального романа

Как автор А. Гусаров очень продуктивен, хотя и сетует на то, что не все его замыслы осуществляются в соответствии с намеченными планами – времени не хватает, да и сил, думается, тоже.

Это и понятно: главный жанр этого писателя требует колоссальной исследовательской работы в библиотеках и архивах. Но прочесть или даже просто просмотреть огромное количество книг и документов – еще полдела. Ведь необходимо всё это море информации запомнить, систематизировать, осмыслить и только потом изложить в увлекательной форме – так, чтобы любому читателю – от школьника до пенсионера – было интересно.

Книги Гусарова – это труд не краеведа, а прежде всего литератора, мастерски владеющего словом. Читаются они легко, на одном дыхании, позволяют почувствовать «запах» эпохи, мысленно перенестись в знакомые или, наоборот, совсем незнакомые места, чтобы вместе с автором погулять по городским улицам или дворцовым комплексам, всматриваясь в детали и удивляясь тому, что до сих пор не замечали такой красоты.

О том, к какому литературному жанру можно отнести эти книги, говорит сам писатель:

– Все, о чем я пишу, известно и так. Моя задача – это популяризация истории, краеведения,  и делаю я это как писатель, а не как исследователь. Историю у нас основная масса населения не знает, не говоря уже о современных школьниках. Поэтому я вижу свою задачу отчасти как просветительскую. Если же все-таки определить жанр, то это документальный роман или документальная повесть.

– Но пишете вы из любви к истории?

– Из любви к литературе! – с улыбкой возражает А. Гусаров.

А любовь эта началась еще в детстве, с отцовской библиотеки, которую Андрей бережно хранит до сих пор и постоянно пополняет. Рано приобщившись к чтению, он рано попробовал себя и в художественном творчестве. Свой первый, и, к сожалению, не сохранившийся рассказ о козе Машке Андрей написал в шесть лет. Несмотря на детскую наивность изложения, создан он был по взрослым правилам: с завязкой, кульминацией и развязкой.  Сказалось раннее литературное самообразование! Рассказ оценили родители и друзья семьи. Это придало юному автору уверенности в себе.

Продолжал  мальчик  писать рассказы и в школе – часто вместо обязательных сочинений, которые задавали учителя литературы. Понятно, что, кроме пятерок, других оценок по литературе у Гусарова и быть не могло. Учителя понимали, что перед ними – талант, и, видимо, закрывали глаза на некоторые отклонения от школьных требований. В конце концов, писатели – это «штучный товар», их надо поощрять.

С такими задатками Андрей мог бы без затруднений поступить в литературный институт, но выбрал библиотечный факультет института культуры. И если бы не особые обстоятельства середины девяностых, то устроился бы после его окончания в библиотеку – ведь ему всегда нравилось работать с книгами. Однако обстоятельства подкорректировали планы Гусарова, и он надолго ушел в другую профессию.

Но творческая жилка, видимо, продолжала пульсировать в нем, напоминая о призвании. А в голове роились сюжеты ненаписанных рассказов, романов, а также зрели замыслы книг познавательного характера. Как иначе объяснить историю появления его самой первой книги?

Писательский труд – не синекура

А история эта имеет прямо-таки авантюрный характер. Можно было, конечно, скрыть ее от будущих биографов писателя, но она характеризует самого автора как  человека, наделенного хорошим чувством юмора и способного на решительные поступки.

– Дело было так, – рассказывает писатель. – Водоканал Петербурга праздновал юбилей, а фонтаны были в ведении этого предприятия. Я пришел к руководству  и сказал, что у меня есть рукопись о фонтанах, хотя на самом деле её еще не было. За месяц, пока оформляли договор,  я всё объездил, сфотографировал фонтаны и написал свою часть книги. Вторую часть написал мой соавтор, сотрудник издательского отдела Водоканала. Работать было весело, а денег заплатили немного.

Эту книгу «Петербург – столица фонтанов», написанную в живой, увлекательной форме, заметило питерское издательство «Паритет» и предложило Гусарову поработать над несколькими темами, представляющими интерес для читателей. Так, собственно, и началась его творческая деятельность, подарившая нам уже ставшие бестселлерами книги: «Гатчина. От прошлого к настоящему. История города и его жителей», «Ораниенбаум. Три века истории», «Петербургские площади», «Петербургские дворы» и еще многие другие.

А потом и московские издатели предложили Андрею Гусарову заключить договор на издание книг –  «Центрполиграф» подбросил ему несколько беспроигрышных тем. То, что его заметили и оценили, – прекрасно, но труд писателя, связанного контрактами с издательствами, – далеко не синекура. Это, скорее, труд галерного раба, который вынужден к определенному сроку выдать предусмотренное договором количество печатных листов готового текста, чего бы это ему не стоило. Творческая свобода  в этом случае представляется весьма относительным понятием, ведь на нее накладываются жесткие обязательства, от которых не уйти, не спрятаться, не отмахнуться.

Андрей Гусаров – по жизни оптимист, сангвиник, человек веселый и очень приятный в общении, но на вопрос: «А вам работается легко?», – честно отвечает:

– Иногда так устаю, что просто не остается сил.

Вот и получается, что его творческая плодовитость и легкость в изложении материала – результат изнуряющего до изнеможения интеллектуального труда, требующего отличной памяти и самодисциплины.

Любому творческому человеку, а писателю в особенности, необходимо уединение, временный уход «от мира», и этим летом Андрей Гусаров тоже уезжал в глубинку, где в тишине деревенского дома заканчивал работу над несколькими книгами, в придачу к тем, что уже вышли в текущем году. В их числе – «Юго-западные предместья Санкт-Петербурга» и «Маршал Берия. Штрихи к биографии».

Дороги творчества

Книга «Северо-восточные предместья Санкт-Петербурга» тоже была завершена в этом году. В ней Андрей Гусаров рассказал, между прочим, и о прошлом Всеволожска с конца XIX до начала XX века.

По периодическим изданиям и статистическим данным, которые ежегодно публиковались в дореволюционной России, он восстановил картину жизни своего города – тогда, правда, всего лишь дачного пригорода Северной столицы, где летом жили  со своими семьями петербургские чиновники, учителя, врачи и рабочие.

В Российской империи, по словам писателя, не было такой административной единицы, как дачный поселок, а значит, не существовало и административного управления этими территориями. Всеми вопросами дачников и зимогоров (это те, кто жил на дачах круглый год), ведали Общества благоустройства дачных поселков, которые занимались и образованием, и медицинским обслуживанием жителей. Они строили школы, церкви, нанимали учителей и врачей. Это было в чистом виде местное самоуправление, полностью работавшее на общественных началах. Подробнейшие финансовые отчеты этих обществ ежегодно публиковались отдельными сборниками. Богатый фактический материал позволил автору воссоздать картину жизни поселка Всеволожский и его окрестностей. Может, когда-нибудь Андрей Юрьевич и целую книгу о родном городе напишет?  Тем более что использовал он лишь небольшую часть собранного материала.

Совсем скоро в издательстве «Центр­полиграф» выйдет в свет еще одна книга – «По дороге на Выборг», посвященная истории железной дороги. Но и на этом солидный список его книг не заканчивается: сейчас писатель работает сразу над двумя темами: «Интересные здания Санкт-Петербурга» и «Церкви и монастыри Ленинградской области».

Хотя Андрей Гусаров – человек «библиотечный» и материал для своих книг черпает главным образом из печатных источников, он бывал в большинстве тех мест, о которых пишет. Видел собственными глазами и запечатлел на фотоаппарат, который всегда берет с собой в ближние и дальние путешествия. Поэтому в книгах много его собственных фотоснимков.

– В каких странах, кроме России, вы побывали?

– В Испании, в Польше – ездил на историческую родину, был в Германии, Англии, Чехии.

– Вам впечатлений не хватает?

– Нужно русскому писателю ездить! Если ты стремишься к определенному уровню, необходимо знать культуру. А мы все-таки люди европейской культуры…

Замыслов много – времени мало

Интенсивная работа А. Гусарова над историко-краеведческими книгами, заказанными издательствами, пока, к сожалению, отодвигает на второй план завершение художественного романа «OSKAR», посвященного морякам-подводникам.

В основе сюжета этого произведения – история погибшей подводной лодки «Курск» в авторской интерпретации событий. Хотя название автор позаимствовал из «натовской» классификации подводных лодок, читатель без труда поймет, о каких событиях идет речь.

Написанию романа предшествовала огромная подготовительная работа: Андрей собрал немало материалов, а для этого ездил в Мурманск, в Ведяево, общался с моряками.

– Информации очень много, среди героев есть прототипы и ныне живущих людей, – говорит писатель.

И признается, что в его творческих планах еще с десяток романов, которые ждут своего часа. На вопрос: «А следующий будет о чем?» – звучит совсем уж неожиданный ответ: «О воинствующем феминизме».

– Откуда это? Мы, женщины, зарвались, что ли, совсем?

– Я не противник феминизма, своих жен всегда подвигал к активности. А подсказала сюжет история с Асанжем, которого обвинила в сексуальных домогательствах воинствующая феминистка. Всегда опасно что-то непримиримое, потому что это фанатизм. А тема фанатизма меня давно интересует как художника. Хочется разобраться, почему обычные люди становятся фанатиками.

Наверное, напишет Андрей Гусаров когда-нибудь и главное свое произведение, в котором он расскажет о судьбах трех поколений россиян на фоне важнейших исторических событий – Великой Отечественной, афганской и чеченской войн, пережитых нашей страной. Но пока пора этого романа еще не пришла, потому что творческих замыслов у Гусарова значительно больше, чем времени на их написание.

Неоконченный сценарий

Есть и еще одно направление, в котором работает мой интересный собеседник, – это сценарии. Один из них Андрей написал когда-то по заказу полиции для учебного фильма, посвященного работе кинологов, другой – по заявке  администрации Калининского района Санкт-Петербурга для документальной ленты.

Эти фильмы вышли на экран, а вот о судьбе написанного им по заказу продюсеров сценария к игровому фильму «Повелитель мира» Гусаров ничего не знает.Заказчиком еще одного сценария было Дворянское собрание Санкт-Петербурга, по нему был отснят 16-минутный документально-игровой фильм «Тайна гибели Гумилёва», который прошел по телеканалу «Культура». Некоторые эпизоды фильма снимались во Всеволожске, в окрестностях которого в 1921 году был расстрелян поэт.

С именем Николая Гумилева связана и другая, не оконченная пока  работа Андрея Гусарова – сценарий для сериала «Золотое сердце».

– Андрей, а какую роль в вашей жизни играет поэзия?

– Это у меня с младенчества. Уже в год я рассказывал половину стихотворений Чуковского и Маршака. Собираю и люблю поэзию. Но сам пишу редко и к своим стихам отношусь критически.

Интерес к поэзии этого замечательного поэта Серебряного века, конечно, не был случайным для Гусарова. Андрей еще в школьные годы выучил его стихи по самиздатовскому сборнику, знал историю трагической гибели Гумилева под Бернгардовкой и в 1995 году стал действительным членом только что созданной общественной организации «Мемориал Н.С. Гумилёва», занимавшейся популяризацией творчества поэта. Хотя он был самым молодым в этом сообществе, ему доверили подготовить устав «Мемориала». Тогда же попросили его написать и сценарий для фильма.

После этого возникла и идея сериала. Там должно быть много неожиданного, ведь писатель долго и внимательно изучал жизнь и творчество казненного большевиками поэта.

– Будет ли в сериале любовная тема?

– Конечно! Любовь – это состояние поэтическое. Мы же не знаем, каким Гумилёв был в жизни. Наверное, с ним было трудно жить – его раздирали настоящие страсти. Им с Ахматовой вместе было нелегко: не могли два больших художника жить рядом.

Подстегнуть работу над сценарием мог бы интерес кинематографистов к созданию фильма о Гумилеве, но пока заявок таких к Гусарову не поступало. А жаль! В 2016 году почитатели его поэзии будут отмечать 130-летний юбилей со дня рождения Гумилева, но о его жизни широкой публике по-прежнему известно очень мало. Нужен, очень нужен такой фильм!

Солнышко светит, жизнь продолжается

Есть такое понятие – человек мира. Так говорят о тех, для кого понятие родины приобрело более широкий смысл. Для Андрея Гусарова родиной стал и Санкт-Петербург, и вся наша большая Ленинградская область. Достаточно почитать его книги, чтобы это понять. Но живет-то он все-таки во Всеволожске, а значит, этот город любит. И тему эту трудно было обойти стороной.

– Андрей, каким вы представляете Всеволожск в идеальном варианте?

– Два-три музея как минимум! Хотелось бы иметь картинную галерею – легкую, из стекла и металла… Художники очень много пишут, а показывать их работы негде.

Не хватает колеса обозрения на горе, откуда можно было смотреть на Всеволожск. И еще нужно построить многофункциональный спортивный центр…

У Всеволожска интересная история, а ведь нет даже музея города, который бы рассказывал, откуда все началось, какие замечательные люди здесь жили в разное время.

Мы совершенно не используем возможности внутреннего туризма, а в Финляндии, например, любой исторический повод служит для образования туристического центра.

Туризм мог бы приносить хорошие доходы нашему городу, если бы были разработаны тематические маршруты, посвященные тем или иным событиям.

Если верить тому, что писатели обладают даром предвидения, то нарисованные Андреем Гусаровым картинки – не такая уж иллюзия. А нет ли у него глобальных, так сказать, предчувствий, которыми сейчас наполнилось всё информационное пространство?

– Что подсказывает ваша интуиция насчет грядущих катастроф?

– Я ощущаю время как нечто тягучее, как реку. Каждую секунду что-то происходит, значит, время течет. А ведь каждая секунда – это будущее, которое могло погибнуть, но оно все-таки наступило. Это внушает оптимизм, а не ощущение катастрофы. Свет горит, солнышко светит – всё нормально. Жизнь продолжается, история пишется…

И снова мы возвращаемся к истории, которая незримо присутствует при нашем диалоге.

– Что вас больше интересует: взаимосвязь событий или люди в истории?

– Я сторонник того, что историю делают личности. События без людей происходить не могут никак. Поэтому история людей меня интересует больше, чем взаимосвязь событий.

Может, именно в этом и заключается притягательность документальных романов Андрея Гусарова, в которых история всегда имеет человеческое лицо?

Нина УСТИЧЕВА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

1 комментарий к записи “Андрей Гусаров: «Пишу из любви к литературе»”

  1. Гусаров Владилен Иванович пишет:

    Уважаемый Андрей!
    Прочитал в Независимой Газете рецензию на Вашу книгу “Об исторических зданиях” Петербурга. Хотел бы Вас спросить, нет ли в Ваших планах создание работы о домах, в которых бывал и жил великий русский полководец Михаил Дмитриевич Скобелев.
    Рад тому, что мы с Вами, по крайней мере, однофамильцы.

    С искренним уважением, В.И.Гусаров

    Вице-президент Скобелевского комитета

    г.Москва