«Я выросла за кулисами»

В свои сорок лет  мать двоих почти взрослых детей, актриса театра и кино Евгения Игумнова выглядит как подросток. Подросток совсем не трудный, а напротив – очень симпатичный, обаятельный, искренний и легкий в общении. В 19 лет с легкой руки выдающегося режиссера кино и телевидения, профессора Театральной академии Александра Белинского она сыграла свою первую главную роль. Собственно, Александр Аркадьевич для Жени и ставил эту пьесу – «Недомерок». Женя сыграла своего «Недомерка» на сцене Театра имени В.Ф. Комиссаржевской и проснулась, как говорится, знаменитой. Её приняли в труппу Театра Комиссаржевской, где кстати, она работает до сих пор. Была выдвинута в номинации «Лучший дебют» на премию «Золотой софит», еще стала победительницей конкурса молодых исполнителей им. М. Чехова и была награждена учебой в Лондоне в Международной мастерской Михаила Чехова, где ее преподавателями стали Сергей Юрский, Олег Ефремов, Грегори Пек и другие всемирно известные мастера. Но с особой любовью заслуженная артистка России, актриса театра и кино Евгения Игумнова вспоминает своего главного учителя, недавно ушедшего из жизни, – народного артиста России, режиссера Александра Белинского.

Корр. Александр Аркадьевич Белинский ушел из жизни совсем недавно, в марте, а 5 апреля ему бы исполнилось 86… Я была знакома с этим замечательным человеком, мастером, художником слова и сцены, человеком выдающихся знаний о театре и телевидении…

Е. Игумнова. Лично мне он дал так много!.. Александр Аркадьевич – это большое явление в искусстве! А я называю его вторым отцом. Он помог мне открыть веру в себя, потому что до встречи с ним я была таким… раненым животным, я была абсолютно поражена неверием в себя! Может быть, это было подростковым. Он просто «на ладошках вынес меня в этот мир» и сказал: «Ты все можешь! У тебя все получится!»

И если раньше это для меня был Бог, Учитель, то потом он стал моим другом. Одно время, когда он заболевал или попадал в больницу, он для меня становился чуть ли не сыном, так я за него переживала. И мы с ним созванивались почти каждый день, вот так по-родственному болтали и даже сплетничали по-дружески. И это такая потеря для всех, его уход. Нас покидают гиганты, титаны духа и Мастера. Уходит эпоха, равной которой нет и не будет, как мне кажется… Ну а для меня  он – второй отец. Мой театральный папа…

Корр. Ну а ваш настоящий папа, ваша мама – они же тоже имеют отношение к подмосткам, к сцене, у вас такая… очень творческая семья, насколько я знаю… И ваш отец китаец, но родились вы в Ленинграде…

Е. Игумнова. Да, родители имеют непосредственное отношение к творчеству. Мой кровный отец – Цзо Чжень Гуань, уроженец Китая, учившийся в Союзе. Поэтому у меня никогда не будет соответствующего отчества, я, как в детстве, навсегда останусь просто Игумнова Женя… Отец мой – композитор, он по сей день пишет музыку для китайских балетов, фильмов, но сегодня он еще и импресарио, продюсер. К примеру, Витас – его детище, его открытие для китайского зрителя. К тому же у него есть свой собственный оркестр. Он человек успешный и известный в своих кругах, и с ним у меня прекрасные отношения.

Моя мама всегда была актрисой, работала в кукольном театре, а мой отчим был главным режиссером в этом кукольном театре. И мы всю жизнь путешествовали по разным городам, кочевали как цыгане, можно сказать, – Могилев, Мурманск, Тюмень, Ижевск. Потом вернулись в Петербург. Так что все это – и марионетки, и маски, и теневой театр, и планшетные куклы, и петрушечные куклы – каких только кукол я не навидалась в детстве!

Корр. В цирке есть такое выражение: «выросла в опилках», а вы выросли за кулисами. Вам некуда было идти, только в театр?

Е. Игумнова. Да вы знаете, не собиралась я идти в театр! У меня не было никаких романтических иллюзий по поводу театральной жизни. И вообще я человек, как мне кажется, склонный к одиночеству. И к годам 15–16 вся эта театральная тусовка, как сейчас принято говорить, меня очень сильно утомила! Мало кто понимает, какая жизнь у артистов в провинции! Эта так называемая творческая жизнь – она не заканчивается в театре, потом все перемещается по домам – бесконечные обсуждения, выпивания, этот вечный «гур-гур»! А главное – это количество людей! Эта бесконечная толкотня в доме!..

Честно вам скажу: к окончанию школы у меня не было ни малейшего желания вновь попасть в эту богемную среду! Я хотела заняться какой-либо серьезной профессией, стать, к примеру, юристом. Но из-за того, что мы переехали из Мурманска в Тюмень, я пережила такой стресс! Я очень любила Мурманск! У меня осталось там огромное количество друзей, и я совершенно не могла приспособиться к жизни в Тюмени. Я впала… в аутизм какой-то, я пережила такую депрессию детскую, что стала плохо учиться, скатилась на тройки и даже двойки, и хотя до того училась весьма прилично, десятый класс окончила с семью тройками. Так что о поступлении ни в какой приличный вуз не могло быть и речи!

Корр. И вы пошли по «проторенной дорожке», можно сказать. И мама с отчимом вас не отговаривали?

Е. Игумнова. Нет, и я без проблем сразу же поступила в ЛГИТМиК. Но по совету мамы я поступила ведь на кукольное отделение, потому что она мне сказала: ты со своей восточной внешностью… никогда не будешь играть на сцене, поэтому держись кукол… Этого направления… Плохо, но кормить будет.

Корр. Да, все сразу как-то обращают внимание на вашу внешность… Такая яркая, экзотическая красота!.. Сыграло свою роль смешение русских и китайских кровей. И режиссеры, если так можно сказать, «эксплуатируют» вашу внешность, я видела вас в каком-то сериале в роли японской гейши. Режиссер Владислав Пази специально под Евгению Игумнову поставил японскую пьесу-дзерури «Самоубийство влюбленных на острове Небесных Сетей». Причем в этой пьесе вы играете сразу двух героинь.

Е. Игумнова. Да, было у меня несколько таких эпизодов, ориентированных на мои внешние данные. Но вы знаете, я переиграла всего Шекспира.  «Сон в летнюю ночь», «Буря» – там Миранду сыграла. На «Золотую маску» была номинирована за эту роль…

Корр. Ну, Шекспир… это все-таки интернациональный автор. Его во всем мире играют – и китайцы, и французы, и испанцы…

Е. Игумнова. Я могу играть француженок, полячек, испанок и итальянок, и при этом я ничего не делаю с лицом! Не накладываю килограммами грим, не перекрашиваюсь в блондинок. И в кино я, слава Богу, сломала эти стереотипы. Меня больше не приглашают на роль восточных красавиц. Моя внешность – это обозначение, это символ некой «инаковости»! Если человек странный, особенный, не похожий на других, то меня уже рассматривают кандидатом на эту роль…

Корр. Вот в последнем сериале «Группа Zeta» вы играете такую… Лару Крофт, «Расхитительницу гробниц», такой «мачо» в женской юбке, хотя и не в юбке… а тоже в брюках. А еще я вас видела мельком в «Ментовских войнах», «Каменской 5», –Женя, не обижайтесь, но мне кажется, все эти сериалы не достойны вашего таланта!..

Е. Игумнова. Вообще у меня вместе с озвучанием сейчас 69 картин! Так получилось, что я попала в эту мясорубку, когда очень мало снимается хорошего кино, и не всем так, как актрисе Ксюше Раппопорт, повезло работать в большом кино. Многие режиссеры тех сериалов, которые вы назвали, тоже хотят снимать хорошее кино. Но жизнь заставляет. Они очень толковые режиссеры. К примеру, «Группа Zeta», которую очень любит наш зритель, снимал Виктор Татарский. Мы с Витей большие друзья, и я знаю, чем он дышит. Вот фильм «Любовный треугольник» не так давно прошел по НТВ, где моего мужа-олигарха играет Артур Ваха, а полицейского, который за ним охотится, – Игорь Петренко, а я меж этих двух огней… Виктор снял это достойно, мы там даже стихи читаем хорошие…(улыбается).

Корр. А еще вашим голосом говорит в кино Кира Найтли и Анджелина Джоли… Вы очень много работаете в сфере озвучания иностранных фильмов, в основном производства США… Не жалко отдавать голос?..

Е. Игумнова. И Кейт Уинслет говорит моим голосом, и мои дети узнают, когда мой голос звучит, к примеру, в «Пиратах Карибского моря»… Мне радостно, что они узнают мой голос. Но вообще я сейчас неохотно отдаю свой голос другим актерам…

Корр. А в голосе-то душа живет!..

Е. Игумнова. Вот именно! У меня был случай, когда меня продюсер просто очень-очень попросил «исправить кино» своим голосом. И я проделала колоссальную работу.

Корр. Но вы служите в театре, который в смысле материальном играет не самую важную роль в вашей жизни, насколько я понимаю?..

Е. Игумнова. И в моей жизни, и в жизни, к примеру, народного артиста России Ивана Ивановича Краско или народной артистки Галины Петровны Короткевич, с которыми я служу в одном театре. Что мы делаем в театре, – это чистое «служение»! К зарабатыванию денег это не имеет никакого отношения, к работе тоже…

Получилось так, что я сыграла Джульетту дважды, у двух совершенно разных режиссеров, на двух совершенно разных сценах. Первый раз это было на сцене БДТ. Режиссер Иван Стависский, с которым мы работали вместе еще на радио, когда стал работать в БДТ, он воплотил в жизнь свою давнюю мечту. И пригласил меня и Ивана Латышева на главные роли в этом спектакле. Мы играли «Ромео и Джульетту» без сокращения, он шел больше четырех часов, и никто из зрителей не уходил из зала.

Прошло лет 15, наверное… И мне поступило предложение сыграть Джульетту уже с македонской труппой. Так получилось, что всех Капулетти играли русские актеры, а всех Монтекки – македонские. А македонская звезда, серб Деян Лилич, который снялся в фильме Кирилла Серебренникова «Измена», играл моего Ромео. И я второй раз вошла в эту воду.

Они привозили сюда этот спектакль. И мы «порвали» всех просто! А там… Вы знаете, у меня была мечта – сыграть на античной сцене трагедию. И в Македонии мы играли в Античном театре – 150 человек были на сцене, был современный балет, хор, оркестр, оперные певцы. Еще 3D проекции, все летало, все было просто феерически! Здесь же, в Петербурге, мы сыграли только драматическую часть, но впечатлений было не меньше…

Корр. Это, конечно, удивительно, но сколько времени прошло, сколько столетий утекло, а рассказанная Шекспиром легенда о любви, эта вечная история продолжает жить, будить воображение, заставляет смеяться и плакать…

Е. Игумнова. Мне кажется, что играть Джульетту – это такое призвание. Есть актрисы, которые рождены для этой роли. И мне кажется, я рождена для этого. Вот вы меня разбудите среди ночи, и я могу сказать любой монолог. Вы знаете, я читала эти монологи в Македонии в сокращенном варианте, но он в моей голове есть весь. У меня в голове есть слова и кормилицы, и Ромео, и Лоренцо… Эти люди все время со мной живут… (тут Женя на разные голоса начинает играть монолог Ромео и Джульетты, когда он признается ей в любви под ее балконом… И это какая-то сказка! – Т.Т.).

Корр. Женя, у вас двое детей, на них остается хоть немного времени? Работа в театре, кино, другие проекты…

Е. Игумнова. У меня двое детей, и они уже большие – Лизе, старшей, уже 13, а Лене в феврале исполнилось 11. Когда они были маленькими, я работала меньше, у меня тогда муж много зарабатывал, и я имела возможность меньше работать. А сейчас они уже подросли, самостоятельные люди, и я считаю, что самое главное в наших отношениях – чтобы они были уверены в моей безусловной любви!

Корр. А муж? Ваш муж, он не из театральной среды?

Е. Игумнова. Мой муж… это мой капитан Грей… Мы были знакомы еще с Мурманска, когда там работали мои родители, и у него был свой небольшой флот, несколько рыболовных судов… Потом мы уехали из Мурманска в Тюмень, затем я поступила в Ленинграде в театральный, а потом он меня нашел. Он сам ленинградец, просто работал в Мурманске, у него там было своё дело.

Корр. В общем, ваш капитан Грей променял свой флот на вас…

Е. Игумнова. В общем, да. И если у меня есть свободный день, я стараюсь его провести дома. Когда-то я совершила выбор, я уехала с семьей жить за город, хотя мы долго жили в центре Петербурга. Но так случилось, что однажды я сняла дачу в Павловске и уже не смогла оттуда уехать. И мы продали все, и купили дом в Павловске! А теперь у нас там еще и пять животных: три собаки, два кота, причем все они пришлые, что называется! Две таксы нашлись сами, сенбернар нам достался вместе с домом, кошки сами пришли, и я их всех люблю, и все они роскошные!..

Корр. Любовь безоглядна, что и говорить. Женечка, пожелайте нашим читателям что-нибудь хорошее…

Е. Игумнова. Вы знаете, о чем я подумала сейчас?.. Я подумала, что о чем бы мы с вами ни говорили сегодня, мы говорили о Любви. О любви к театру, к кино, о любви между мужчиной и женщиной, о любви к детям. Мы мало сейчас о любви стали говорить… Когда мы говорили о Ромео и Джульетте, я поняла, что сегодня эти люди выглядели бы просто безумцами! Это некая мечта о любви! Я хотела бы пожелать вашим читателям не бояться этого чувства. Сегодня, уже с высоты своего возраста и опыта, я понимаю, как мало этого чувства дается человеку. У человека есть некий «лимит», отпущенный Богом и природой, и если он его не использует, он так и погибнет потом, не узнав любви. Так что любите и наслаждайтесь!

Беседовала Татьяна ТРУБАЧЕВА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий