Всеволожск – это жизнь и судьба

Ангелину Александровну Плыгун знает практически каждый житель города. В юные годы она, боевая дивчина, работала в горкоме комсомола, потом много лет руководила Всеволожским ЗАГСом, а в последние годы является главой нашего муниципального образования. О том, что значит для неё Всеволожск, А.А. Плыгун рассказала на встрече с журналистами газеты.

– Всеволожску исполнилось 55 лет. А сколько лет вы, уважаемая Ангелина Александровна, живете в нашем городе?

– С 1978 года, а до этого жила в Разметелево, где работала учителем в восьмилетней школе. Во Всеволожск переехала, поменяв работу: пришла работать в комсомол.

– Как мы знаем, вы преподавали географию нашему губернатору Александру Юрьевичу Дрозденко…

– Да, был такой исторический момент в моей жизни, учила его, правда, всего один год. В юбилейном для города году у меня тоже юбилей – исполняется сорок лет с тех пор, как я приехала в райцентр.

– Давайте вспомним, каким был город четыре десятилетия назад!

– Безусловно, за сорок лет город претерпел большие изменения, он значительно вырос в связи с масштабным строительством. Сорок лет назад Всеволожск выглядел иначе. Котово Поле только-только начинало застраиваться. Были двухэтажные дома в микрорайоне Бернгардовка: на улицах Магистральной, Победы и Связи. Кое-где уже появились пятиэтажные дома, в том числе на Мельничном Ручье – на улицах Комсомола и Лубянской. Я со своей семьей жила в пятиэтажном доме на Приютинской улице.

Всеволожск мне нравился всегда, потому что он был зеленым городом. Не зря наш город называют легкими Ленинграда-Петербурга. В микрорайоне Мельничный Ручей сорок лет назад было много пионерских лагерей, ленинградских детских садов, в которые вывозили детишек летом на отдых. В типовых дачных домиках летом жили передовые работники различных областей народного хозяйства, отдыхали здесь в летнее время самые уважаемые жители Ленинграда и области – Герои труда, почетные граждане, работники Леноблисполкома и обкома КПСС. В то время на Мельничном было, пожалуй, больше ста таких летних домиков, составлявших целые улочки.

Я помню, что наш город можно было обойти пешком, что мы и делали, ведь было всего несколько автобусных маршрутов: на Мельничный Ручей, до районной больницы, на Бернгардовку. Три раза в день ходили автобусы в Дубровку, в Красную Звезду, в сторону Ладожского озера. Крупных предприятий тогда еще не было, город назывался спальным, потому что 65 процентов населения работало в Ленинграде, а домой приезжали ночевать. Были небольшие предприятия: швейная фабрика «Труд», радиоателье, типография, городское производственное управление бытового обслуживания, обувная фабрика. В городе была одна столовая, один универмаг в Бернгардовке и еще один на Мельничном Ручье – помню даже, как он назывался, – «Весна». В городе работало несколько парикмахерских, но предварительной записи тогда не было – только живая очередь, в которой приходилось сидеть подолгу.

Когда поняли, что город должен развиваться, иметь производственную базу и рабочие места, руководством было принято решение выделить в районе Кирпичного Завода территорию для строительства промышленной зоны. В то время началось строительство «Русского дизеля», а с ним и строительство многоквартирных домов для сотрудников завода.

Краем города была улица Ленинградская, дальше шло болото до самой больницы, и именно там начали строить жилые многоэтажные дома. Как и на улице Дружбы в Бернгардовке. Фактически все, кто приходил туда работать, вскоре получали жилье, были социально защищены, на заводе были очень хорошие зарплаты, насколько я знаю. В бюджет отчислялись налоги, и это дало возможность проводить во Всеволожске работы по улучшению инфраструктуры. Строительством первого градообразующего предприятия – завода «Русский дизель» – занималась строящая дирекция, которую возглавлял Олег Иванович Капустин, а первым директором уже возведенного завода был Виктор Александрович Шляхтов. Они очень много сделали для развития промышленной зоны на Кирпичном заводе, где сейчас размещается с десяток крупных предприятий, давших работу нашим землякам.

На тот момент не было проблем со второй сменой в школах, с местами в детских садах. Некоторые сады даже закрывались, поскольку не были заполнены, как, например, на улице Шишканя. Очереди появились ближе к началу 80­х годов. В 1978 году мой сын пошел в ясли на Приютинской – это была такая «избушка на курьих ножках», но там все было по­семейному, теплая домашняя обстановка, дети с удовольствием шли туда. Были детские сады: № 1 на Котовом Поле, № 2 на улице Южной, № 3 на улице Парковой.

– Поговорим о тех людях, которые сделали много для города. Кто вас окружал? На кого было равнение?

– Многих можно назвать, многие и ныне здравствуют, хотя уже почтенного возраста, они когда-то работали в горкоме, в исполкоме, возглавляли различные подразделения. Всех очень сложно перечислить, но, конечно, вспоминается первый секретарь горкома Анатолий Андреевич Степанчук, настоящий патриот города. Он с семьей снимал комнату с верандой на улице Державинской в домике на три семьи. С удовольствием назову руководящих работников: Геннадия Ивановича Лебедева, Станислава Андреевича Ковалева и Льва Николаевича Метелькова. Вспомню еще Валерия Михайловича Сизина. С должности заместителя председателя горисполкома он был направлен руководителем Сбербанка. Перед ним была поставлена задача построить новое здание для Сбербанка, что и было сделано.

Живет во Всеволожске и мой комсомольский друг Дмитрий Васильевич Силаев, которому пришлось завершать эпоху компартии в нашем районе. Из тех, кто оставил значительный след в жизни города и района, – Мария Эдуардовна Калинина, возглавлявшая собес; Анна Ивановна Сосновских, которая с нуля построила школу № 3; Светлана Михайловна Бабушкина, многое сделавшая для развития здравоохранения города и района. В то время я работала секретарем городского комитета комсомола и до 1984 года была связана со всеми руководителями. Мы работали в тесном сотрудничестве со школами, проводили большое число мероприятий на предприятиях. В то время, я считаю, была классная молодежная политика, ребята были объединены в организации – пионеры, октябрята, комсомольцы. Да, эти организации работали под эгидой коммунистической партии, но я не вижу ничего плохого, если из рядов, скажем, комсомола сегодня выросли замечательные руководители, которых мы хорошо знаем, люди с правильными взглядами.

– В середине девяностых новое дыхание город обрёл в связи со строительством микрорайона Южный, который сами жители – военнослужащие и их семьи – называли Городок.

– В первой очереди Южного было 1003 квартиры, туда приехали образованные люди, офицеры с семьями. Он напоминал какой-то европейский город – чувство было такое, словно ты попал за границу. С самого начала это был микрорайон образцовой культуры и порядка: газоны, цветы, жители бережно относились к деревьям и кустарникам. В Южном одновременно с жилыми домами была построена вся инфраструктура: поликлиника, школа с бассейном, детские сады, магазин, Дом офицеров. Такой райский уголок европейского типа…

В Южном очень большую роль играет созданный больше двадцати лет назад комитет общественного самоуправления, который возглавлял Владимир Викентьевич Потомский, своего рода мэр микрорайона. До сих пор этот комитет работает, ставит перед властью задачи и требует их решения.

– Какие места во Всеволожске особенно дороги вашему сердцу?

– Мне очень нравится Бернгардовка и улица Приютинская, где я когда-то жила. Мой дом находится недалеко от Музея-усадьбы «Приютино», почти в лесу. Это тихий уголок, где сама обстановка располагает к спокойствию. Когда я приходила уставшая со своей сумасшедшей работы, то всегда отдыхала дома. У меня там была однокомнатная квартира. В те времена очередь после начала строительства достаточно быстро двигалась, ведомственное жилье строилось. Для муниципалов предприятия и организации в своих домах выделяли 10 процентов квартир, куда расселяли людей, стоявших в городской очереди. В 1989 году я, после рождения дочери, получила квартиру на улице Ленинградской, и с трудом привыкала к новому месту после своей Приютинской.

Нашу Румболовку люблю, особенно в зимнее время. Там всегда катались на лыжах, был действующий трамплин. Места в то время были почти девственными – леса, озёра… Прогулки летом и зимой давали энергетический заряд. Сегодня этого очень не хватает, хотя, конечно, город должен развиваться, строиться. Но не так хаотично, как это происходило все четыре десятилетия с тех пор, как я приехала сюда. Происходит это потому, что в принципе не была разработана концепция застройки Всеволожска. Когда началось массовое строительство и жилье стало коммерческим, а каждый квадратный сантиметр застройщикам приносил выгоду, они не думали ни о парковочных местах, ни о газонах, ни о детских площадках и скверах. Город превратился в каменные джунгли, особенно новые очереди Южного. Это мне крайне не нравится. Многоэтажная застройка портит вид малого города и лишает его изначального предназначения – зелёных легких Северной столицы. Несколько десятилетий вырубаются деревья, которыми городился Всеволожск, – и эти потери невосполнимы…

– Ангелина Александровна, что еще можно сохранить, чтобы город полностью не потерял своё лицо?

– У нас в городе несколько лет действовала программа развития застроенных территорий. Суть ее в том, что появилась возможность строительства на свободной земле малоэтажных домов между домами частного сектора. Я не приветствую эту программу, но разработана она была только потому, что в городе фактически не осталось свободной земли – почти вся в частной собственности. Ее нет даже для того, чтобы построить детские сады.

Что касается программы расселения ветхого фонда – у нас таких бараков без элементарных удобств достаточно много, то, безусловно, людей надо оттуда выселять. Это проблема: бюджетных денег для этого нет, а инвесторов привлечь сложно – им это экономически не выгодно.

Если говорить о жизненном уровне горожан, безусловно, он растет, но меня беспокоит то, что увеличивается разрыв между жизненным уровнем людей. Я за то, чтобы каждый имел работу, достойную зарплату, возможность путешествовать, отдыхать, ходить в театры и кино, – а это тоже недешево стоит. Но все-таки большинство людей эту возможность имеют. Особую заботу вызывают, конечно, те пенсионеры, которые получают минимальную пенсию.

– Поговорим о культуре! Что-то изменилось в этой сфере жизни Всеволожска за сорок прошедших лет?

– Когда я переехала в город, здесь уже работали Дом культуры, кинотеатр «Юбилейный». Старый кинотеатр все очень любили, он был такой родной. Проводилось много творческих встреч с актерами, у нас шли все новинки кинематографа, зал всегда был заполнен до отказа. Люди украшали кинотеатр – приносили из дома цветы в горшках.

Директор кинотеатра Инна Федоровна Евменова всю душу вкладывала в любимое детище, ухаживала за старым сквером возле кинотеатра, каждую весну вычищала его. Она, кстати, была первым заслуженным работником культуры РФ в нашем районе.

И тогда уже были в городе художественная и музыкальная школы, приобщавшие подрастающее поколение к культуре. С тех пор они вырастили немало замечательных талантов. Хорошо, что удалось отстоять бывшее здание горкома партии, где работает Школа искусств, а ведь одно время там собирались открыть банк, а детей выселить. Теперь решается вопрос о том, чтобы здание оставить полностью детям, а для комитета по социальным вопросам найти другое помещение.

Культурная жизнь сейчас, конечно, более насыщенная, хотя и тогда были народные коллективы, и народный театр, а Любовь Николаевна Сребродольская, будучи начальником отдела культуры района, возрождала народное творчество. Народные коллективы давали концерты, успешно выступали на разных площадках. Но сейчас культура города вышла на качественно новый уровень. На протяжении 11 лет у нас проходит фестиваль областных театров «Всеволожская театральная весна», прижился и расцвел Фестиваль национальных культур «В гостях у Олениных», большой популярностью у авторов-исполнителей пользуется фестиваль «Соцветие». Центр культуры и досуга очень востребован и пользуется большой любовью горожан.

Приходится сожалеть, что музейное дело в городе не получило должного развития. Мы пытались открыть городской музей в доме купца Хомякова, даже подготовили проект. Но денег в городском бюджете для реставрации старинного здания не нашлось, было принято решение его законсервировать.

– Ангелина Александровна, у вас трое внуков. Каким вы видите город, в котором они будут жить лет через тридцать?

– Я бы хотела, чтобы город остался административной единицей на карте Ленинградской области и страны. Мы же видим, как стремительно подбирает нас Петербург. Может быть, через 30 лет мы сольемся с ним, как районы Московской области вошли в черту Москвы. У нас Кудрово, Новое Девяткино, Мурино, Бугры – это практически уже город. А мне хотелось бы, чтобы Всеволожск оставался центром района.

Еще мне хотелось бы, чтобы тот краеведческий материал, та богатая история, начиная от землевладельцев Всеволожских, была бы доступна всем жителям, и все люди гордились местом, в котором живут. И Дорога жизни должна остаться святым местом, а не просто транзитным маршрутом до «Разорванного кольца». Сегодня для этого многое делается: на наших глазах небольшой мемориал, который был создан в память о погибших в Великой Отечественной войне, превратился в Румболовский мемориальный комплекс, посвященный воинам-интернационалистам, ликвидаторам, жертвам Синайской авиакатастрофы.

Очень хотелось бы, чтобы городом управляли профессионалы, патриоты, а народ избирал депутатов, которые бы отстаивали интересы людей и доносили их пожелания до власти. Чтобы была нормальная, адекватная власть, видящая перспективу. Власть – категория временная, а город остается навсегда. И сегодня видеть перспективу и концепцию развития города – это первоочередная задача.

Материал подготовили
Вера ТУМАНОВА и Нина УСТИЧЕВА

Фото Антона ЛЯПИНА

 

 

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий