Зимний пейзаж

Эта картина была написана в блокадном Ленинграде неизвестным художником, имя которого узнать так и не удалось. Историю полотна рассказал житель деревни Щеглово Анатолий Петрович Семьянинов, которому картина досталась по наследству от матери, а той – от родственников, на глазах которых рождался этот красивый зимний пейзаж.

Мальчиком Анатолий Петрович глаз отвести не мог от картины, украшавшей комнату его родной тетки Марии Ануфриевны, а та только удивлялась: «Толя, что ты на неё вылупился?». Долгие годы полотно в простенькой грубоватой рамке волновало Семьянинова, вызывая множество вопросов: был ли автор картины профессиональным художником? Откуда он был родом? Почему написал зимний деревенский пейзаж, а не виды Ленинграда? Может быть, потому, что вспоминал свою родину?

Из отрывочных рассказов тёти и ее мужа он сумел восстановить историю этой блокадной картины. Зимой сорок третьего года Василий Алексеевич Стругин после тяжелого ранения и ампутации ноги проходил лечение в госпитале на Суворовском проспекте Ленинграда. Там он познакомился с другим бойцом, которого после тяжелого ранения медики в строй отправить не могли и предоставили кратковременный отпуск для окончательного восстановления. Видимо, Стругин предложил на время отпуска остановиться новому товарищу в своей квартире на улице Моховой, в доме № 23. Жил Василий Алексеевич с семьей в коммунальной квартире № 12. Теперь трудно сказать, занимал ли боец одну из опустевших во время блокады комнат или жил вместе со Стругиными, но так или иначе, целый месяц до отправки на фронт он находился в этой квартире.

В той же коммуналке жила еще одна семья, глава которой в годы войны заведовал булочной в блокадном городе. Именно к нему, судя по всему, и обратился иногородний гость Стругиных с просьбой найти холст, кисти и краски. Однажды он, еще с трудом передвигаясь, куда-то ушёл и вернулся уже со всем необходимым для работы. Свои часы знаменитой фирмы Павла Буре он отдал то ли тому самому соседу за помощь, то ли выменял на кисти и краски по указанному адресу.

В течение месяца неизвестный художник писал чудесный зимний пейзаж из мирной жизни российской глубинки, а законченную работу оставил Стругиным, пообещав вернуться после войны, если останется в живых.

– Тетя Маня рассказывала, – вспоминает Анатолий Петрович Семьянинов, – что художник стоял как-то на набережной Фонтанки, рассматривал решетку Летнего сада, любовался пейзажем и вдруг сказал: «Эту решетку с этого места и с этими кустами я непременно напишу!».

Но он так и не вернулся… А картина осталась в семье Стругиных. В углу полотна есть подпись автора, но фамилию прочесть трудно. Смыслов? Смыслин? Последняя цифра даты смазана из-за подтёка, который образовался, когда картину решили увлажнить от пересыхания каким-то маслом. Однако все члены семьи точно знают, что написана она была именно в 1943 году.

Оценить достоинства картины согласился мой знакомый художник, к которому я нередко обращаюсь за помощью. На вопрос, был ли автор профессиональным живописцем, он ответил:

– Судя по всему, пейзаж написал человек, знавший основы изобразительной грамоты. Возможно, он и не был профессионалом, но живописью занимался – в художественной школе, в студии для начинающих художников. Художник передает наступление сумерек – это видно по сиреневому оттенку внутри леса, отсвету на стволах деревьев и на избушке. У него явно имелся навык работы со светом. Есть очень удачные моменты, которые выдают в авторе одарённого художника: так, тщательно и тонко подмечены детали переднего плана: засохшие кустики, ёлочки. Это скрашивает некоторые недочёты среднего и дальнего планов, к которым можно отнести изображение фигуры возницы, грубовато набросанный на ветви снег.

Но всё-таки мне кажется, что не стоит давать строгие экспертные заключения художественным достоинствам этой картины, потому что её ценность заключается не в них, а в удивительной истории появления полотна. Художник, получивший во время войны передышку от боёв из-за ранения, в блокадном холодном и голодном Ленинграде, при отсутствии электрического освещения, по памяти вдохновенно пишет мирный и уютный пейзаж из другой – довоенной жизни, милой и дорогой его сердцу.

Эта картина, созданная в тяжелейшие годы ленинградской блокады, лишена трагизма и горечи, она не о войне и лишениях, она – о торжестве жизни, о красоте родины. Это и есть ее главное достоинство.

Нина УСТИЧЕВА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий