Пушистики и Куконя поселились в Мурино

Встреча неожиданностей не предвещала, но оказалось, нас ждал настоящий сюрприз: в Мурино учит детей рисованию известный художник Лев Бартенев – автор знаменитых и узнаваемых «пушистиков». Он совсем недавно вместе со своей семьёй поселился жить в этом уголке земли – в краю, который, по особой притягательности для творческих людей, и есть самое настоящее «место силы».

Мышонок разложил листочки на столике и спросил слоненка:

– Не боишься?

– Нет, – ответил слоненок, – не боюсь!

– Тогда я нарисую тебя сбоку. Вот хвостик, вот хобот, вот уши, вот ноги. Вот! Это ты!

И он показал свой рисунок слоненку.

– Да, но я белый… и когда я стану неузнаваемо красивым? – спросил Туки.

– А вот смотри! – И Лаки быстро разрисовал белого слона в сыр с дырочками.

– Ух ты!!! Вот это да! Но я желтый. Очень желтый! А может, попробуем компот? – спросил Туки.

Лаки нарисовал еще одного белого слоненка и разукрасил в розовый компот с вишенками… Слоненок обрадовался, но потом сказал, что не хочет быть похожим на компот.

– А давай покрасим тебя в радугу! Смотри: красный, желтый, зеленый… Туки! Ты радуга!

В таких вот сказках, которые сочиняет Лев Бартенев в процессе создания рисунков, происходит настоящее чудо творческой трансформации, когда простейшие геометрические формы на глазах его изумленных воспитанников оживают и становятся трогательными и смешными персонажами. Детская рука с мелком или карандашом пробует вслед за художником создавать эти удивительные метаморфозы – так запускается живущий в каждом ребенке чудесный и загадочный механизм воображения.

Девочке скучно рисовать обыкновенную рыбу, и она спрашивает: «А техническую можно? Можно сделать плату для телевизора?». В мастерской Льва Бартенева возможно всё – даже такое необычное творение, как рыба-микросхема.

Дети не интересуются, какими педагогическими идеями руководствуется мастер, обучающий их рисунку, они радостно погружаются в этот чудесный мир, где возможно всё самое невероятное. Но родители хотят определенности – так уж устроены эти взрослые. На их вопрос: есть ли у вас программа? – Лев Николаевич отвечает: «Есть, но она отличается от обычной».

Лев Бартенев – не теоретик, он практикующий художник, а потому рисует вместе со своими учениками. Каждое его занятие превращается в игру, потому что сам он, кажется, не утратил по-детски открытого и радостного восприятия мира. Даже рисунки его появляются на свет самым необычным образом – вверх ногами, как он сам говорит, или вверх тормашками. У овала, который он изображает несколькими быстрыми круговыми движениями, вырастают уши – и вот уже ухмыляется с листа бумаги симпатичнейшая мордашка. Еще несколько стремительных движений рукой – и вот они, ноги и хвост. Интересно, кто это у нас получился? Дети с удовольствием подхватывают игру и тоже начинают творить свою сказку, в которой можно не стесняться быть смешными или неумелыми.

Для таких волшебных рисунков требуется совсем немного: бумага, мелок, карандаш и фантазия. Ластиком пользоваться нельзя. «Отступления назад вам не нужны!» – убеждает своих учеников художник.

У Льва Бартенева собственный подход к детям и даже какой-то свой язык общения с ними. К нему приводят особенных детей, и он, пользуясь каким-то волшебным ключиком, умеет достучаться до их сердец и разбудить любопытство и воображение. Как-то родители привели к нему мальчика, который мечтал играть в хоккей, но по медицинским показаниям это было невозможно.

– Сидит, насупился, я для него враг номер один, – рассказывает Лев Николаевич. – Рисую, а ему не показываю и спрашиваю как бы между прочим: «А как называются защитные пластины на колени?» – «А что?» – «А какая тебе разница, ты же не рисуешь!». Продолжаю рисовать и задаю новый вопрос: «А клюшка у вратаря толстая?» – «А вам зачем?». Мальчик заинтересовался, зашел со стороны, смотрит – а я, оказывается, рисую пингвинов-хоккеистов. Вот так открываешь у ребенка «больное» место – и входишь в его мир. Даже с ребенком-аутистом можно общаться, если найти правильный подход к нему, – утверждает Лев Бартенев.

С детьми художник начал заниматься много лет назад, ему это очень нравится, но мечтает он о семейном обучении-творчестве, когда приходят к нему ещё мамы и папы, дедушки и бабушки. Пока в маленьком помещении для большой компании будет тесновато, но со временем, если планам суждено осуществиться, откроется в Мурино и семейная студия. Опыт такой работы у Льва Николаевича уже есть – педагогикой он занимался и в Швеции, и в Подмосковье, теперь хорошо бы привить его и на новой, муринской почве.

Педагогика – не профессия Бартенева, а скорее призвание, которое активно заявляет о себе на новом жизненном этапе, в который он вступил уже с иными, нежели раньше, ценностями и приоритетами. И дело, видимо, не в возрасте, а в том, что, как всякий зрелый художник, он достиг того уровня мастерства, когда требуется передавать его другим.

А Лев Николаевич Бартенев к своим 54 годам достиг очень больших профессиональных высот. У него огромное количество персональных выставок по всему миру – в Чехословакии, Швеции, Эстонии, Дании, Германии, на Кипре, во Франции, в Бельгии, в России.

В 1998 году он стал победителем в Международном конкурсе «Персонаж» в Японии. В 2002 году по результатам рейтинга журнала «ЛИЦА», имя художника было вписано в число тысячи известных людей России. В 2006 году Бартенев был назван победителем Международного конкурса «Лунный кот», проходившего в Испании. Впрочем, список этот можно продолжать и дальше…

Лев Бартенев – автор чудесных, пронзительных по эмоциональному звучанию акварелей, многие из которых хранятся в частных коллекциях мира. Но широкой публике он больше известен своими «пушистиками» – забавными котами и милыми зверушками, которых можно видеть на открытках, игрушках, сувенирах, в детских книгах. «Пушистый мир Льва Бартенева» имеет немало поклонников во всем мире.

Ирина Романова, жена Льва Бартенева, – художник по куклам, обучает своему мастерству девочек. Супруги делят одну студию на двоих, так что дети могут и рисовать, и куклы создавать. Инженер-конструктор и технолог одежды, Ирина после окончания института шила одежду, а в 2010 году создала собственный бренд – куклу Куконя. Этим забавным именем Ирину называла подруга, а когда девушка готовилась к участию в своей первой выставке кукол, над творческим псевдонимом долго не раздумывала. За прошедшие годы авторские куклы Ирины Романовой приобрели большую популярность у многих любителей и теперь живут в частных коллекциях.

– Кто приобретает ваши куклы, Ирина? Каков обобщенный портрет поклонника Кукони?

– В основном это люди старшего поколения, так как ткани, которые используются для их изготовления, я не покупаю – мне их приносят, делятся старыми залежами советских тканей, хранящимися в семьях. Мне приятно их держать в руках, потому что я знаю, что таких тканей больше нет, они – настоящий раритет. А для покупателей моих кукол – это воспоминание о молодости.

– Кто обычно участвует в выставках кукол?

– Женщины разных поколений, много среди них и пожилых. В Звенигороде я участвовала в выставке «Преемственность», это был наш совместный проект с 83-летней художницей Светланой Петровной Поповой. Она – внучатая племянница создателя радио, много лет проработала модельером-конструктором у Вячеслава Зайцева. Нашему творческому союзу и человеческой дружбе совсем не мешает разница в возрасте, мы прекрасно понимаем друг друга.

Куклы Ирина шьет на машинке, но мелкие детали – шляпки, обувь, перчатки – с ювелирной точностью, вручную, с помощью самой обычной иглы. Пока она только начинает свою педагогическую деятельность на новом месте, где и условий-то особых нет, и тоже мечтает о собственной студии, где бы можно было разместить не одну, как сейчас, а сразу несколько швейных машинок.

Не хватает Ирине не только большого удобного помещения, но и творческой атмосферы, близких по духу и интересам людей. Всё это ещё впереди, ведь в Мурино семья живет всего несколько месяцев.

Пока же Лев, Ирина и их пятилетний сын осваиваются на новом месте. Вместе им интересно и счастливо живётся. О переезде из Москвы под Петербург они не жалеют, с удовольствием знакомятся с культурной столицей и надеются на то, что все их творческие замыслы сбудутся.

Мы тоже на это надеемся и считаем, что Лев Бартенев и Ирина Романова – замечательное приобретение для нашего района. Желаем успехов в новом году!

Нина УСТИЧЕВА

Фото Антона ЛЯПИНА

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.