От Дома пионеров – до Дворца творчества

Всенародно любимый Всеволожский дворец детского творчества в этом году отмечает 65-летие со дня своего основания. Несмотря на вполне зрелый возраст, учреждение по-прежнему остаётся молодым – иначе и быть не может: стареть ему не даёт подрастающее поколение, ради которого 1 января 1953 года Решением исполкома Всеволожского районного Совета депутатов трудящихся и был создан районный Дом пионеров. Шли годы, менялось название учреждения и директора: Г.Н. Монахова, Г.И. Абрамович, М.Г. Арсеньева, Л.А. Бриш, Т.И. Холомянская, А.М. Тепикина, И.И. Матвеев, О.В. Быстрова, В.И. Филиппова, – но не изменилось главное предназначение Дворца детского творчества – он продолжает дарить детям радость, учить многим полезным и жизненно важным вещам, помогает определиться с выбором будущей профессии, делает жизнь школьников и дошколят полноцветной и интересной. 23 января 1989 года директором Дома пионеров и школьников был назначен Александр Тихонович Моржинский (на снимке слева), старший пионерский вожатый школы № 3. Именно с этого дня началась новая эпоха в жизни учреждения. Не секрет и не преувеличение, что именно на период его директорства пришелся расцвет ДДЮТ – одного из лучших учреждений дополнительного образования в Ленинградской области.

– Давайте подсчитаем, Александр Тихонович, каков ваш общий стаж работы во Дворце детского и юношеского творчества Всеволожского района!

– Получается больше двадцати лет, если вычесть те годы, когда я работал в Санкт-Петербургском городском Дворце творчества юных и в районном комитете по образованию. Если же говорить о моем первом появлении в Доме пионеров, то я ещё школьником ходил в авиамодельный кружок в здание на Колтушском шоссе, 99. Так что Дворец не отпускает меня всю жизнь.

– Почему Дворец навсегда вошёл в ваше сердце?

– Определиться с профессией помогла Анна Ивановна Сосновских. Я благодарен ей за то, что она разглядела во мне предрасположенность к педагогической деятельности – уже в старших классах школы я постоянно занимался какой-то организаторской работой. Идти в педагогический институт предложила мне именно она. Учился я заочно, работал старшим пионерским вожатым, а деятельностью вожаков пионерии занимался тогда Дом пионеров и школьников. Вся моя работа была неразрывно связана с ним, даже когда стал учителем географии в школе № 3.

– Каким остался Дом пионеров в ваших ранних воспоминаниях?

– Первыми были детские впечатления. Мне всё нравилось. Помню «сто ступеней», по которым мы поднимались на Румболовку, в Дом пионеров, который размещался в старом особняке. К сожалению, потом это здание сгорело. Там же, рядом, была Областная станция юных натуралистов, куда школьники ходили на практику. Правильнее сказать, что это было единое целое – два здания на большой территории в несколько гектаров. Ходить приходилось, конечно, далековато, но тогда никто не измерял расстояния, причем ходили ведь без родителей – они весь день работали. В то время дети в большей степени были предоставлены самим себе, чем современные.

– Какие секции были во Дворце пионеров? Ведь возможностей тогда, наверное, было меньше.

– Не думаю, что возможностей было меньше. Но упор, мне кажется, делали на техническое творчество. Были и авиамодельный, и судомодельный кружки, и картинги – то, что сейчас начинает затухать, потому что появилось очень много санитарно-эпидемиологических требований к организации этих объединений. Тогда было попроще, работало много спортивных кружков и секций. И, безусловно, были творческие объединения – танцевальный, хореографический, ИЗО, кружок мягкой игрушки.

Более поздние воспоминания относятся к тому времени, когда я пришел работать директором Дома пионеров. Коллектив тогда насчитывал человек 45–50, они были так же, как и сегодня, закреплены за школами – это традиция нашего района. Вы представляете огромную территорию Всеволожского района. Ребенок из посёлка имени Морозова или Сертолово не мог приезжать в райцентр для занятий в кружках. Поэтому создавались творческие объединения на местах, использовались свободные помещения в жилых домах или в административных зданиях, и везде проводилась работа с детьми.

Всё-таки в советское время этому уделялось много внимания. В каждом дворе создавался клуб, где дети могли заниматься. Была у нас сеть подростковых клубов, закрепленных за ЖЭУ. При этом ЖЭУ предоставляло помещение, выделяло ставку педагога-организатора, а работали на этой базе наши специалисты.

Лучшим подростковым клубом был «Орлёнок» в Бернгардовке, его возглавляла Антонина Васильевна Ананьева, всю жизнь отдавшая педагогике. Там и юннатский кружок был, и бисероплетение, и мягкая игрушка, и вышивка, и вязание – много всего.

– Вспоминаете ли вы педагогов, работавших в прежние годы? Какими они были?

– Многих вспоминаю с благодарностью. В основном это были люди, не имевшие специального педагогического образования. Кто-то сам по себе был очень творческим человеком, кто-то пришел из культуры или из спорта. Но одухотворены они были любовью к детям, умели повести их за собой, увлечь интересным делом, и у них это прекрасно получалось. Когда я пришел в ДДЮТ, в подростковом клубе Сертолово работала педагогом дополнительного образования Валентина Петровна Петрова, она обучала девочек вышивке и вязанию, а было ей в ту пору уже 75 лет. Всего же она преподавала рукоделие до 80 лет. Интеллигентнейший человек, она имела всего восемь классов образования. Всю жизнь ездила с мужем по гарнизонам, пока не остановились в Сертолово. Но это был одаренный, талантливый педагог. Когда приехал к ней на занятие посмотреть, как она работает с детьми, у каждого ребенка была тетрадка с образцами вязания и вышивки. Она давала им технологию, не зная этой технологии. Но она была прекрасным практиком.

Татьяна Григорьевна Мерецкая и Татьяна Дмитриевна Дудина вели у нас кружки мягкой игрушки. Все игрушки, сделанные под их руководством детьми, не были бездушными куклами. У каждой зверушки было «лицо со своим выражением», они казались одушевленными. Наша легенда Марина Ивановна Казанская работает на базе Агалатовской школы более 30 лет. Сколько Бог даст ей здоровья, пусть столько лет и работает!

Вспоминаю я сегодня и многих других педагогов, в том числе и ныне работающих. Не называю всех только потому, что не хочу никого обидеть. Но всех помню и люблю!

– Кто был вашим предшественником на посту директора? Что вы изменили, когда возглавили Дворец?

– Моя предшественница – ныне директор школы № 6 Валентина Ивановна Гринёва (Филиппова). Она тоже из старших пионервожатых, пришла из Разметелевской школы. Под ее руководством во Дворце появились новые формы работы и новые досуговые направления, значительно выросла сеть кружков. Не могу сказать, что я что-то изменил. Дополнительное образование, как и общее образование, тогда находилось на рубеже двух эпох: коммунистическая идеология постепенно изживала себя, новая еще не сформировалась. Наступали невероятно сложные 90-е годы. Но вот парадокс: с одной стороны, мы пережили очень трудное время, с другой стороны, этот период дал новый творческий импульс для развития дополнительного образования в районе.

В чем это проявилось? Через год после моего прихода во Дворце работало уже сто сотрудников, через три года – двести. В период распада СССР стали закрываться профсоюзные кружки в Домах культуры – многие люди потеряли работу. Единственным местом, где регулярно получали зарплату, оставалась система образования. И тогда заведующая гороно разрешила мне принимать специалистов из учреждений культуры – так у нас начала развиваться сеть дополнительного образования в районе.

В те годы пришла во Дворец Людмила Яковлевна Атласова, талантливый хореограф, основатель знаменитого теперь коллектива «Надежда». В девяностые годы пришли педагоги, которые создали студию «Тоника», творческие коллективы «Узорица», «Гармония», а также многие-многие другие прекрасные специалисты. Мы стали открывать детские объединения в домах культуры района, директора которых не могли платить своим работникам. То же самое происходило с ведомственными детскими садами. Оттуда тоже к нам пришли и начали заниматься с детьми дошкольного возраста замечательные педагоги.

– Значит, создать такой удивительный коллектив помог случай? Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло…

– Это не совсем правильно. В дополнительном образовании случайных людей не бывает. Иногда приходит человек: «Я всё умею, и спою, и спляшу», а смотришь – контакта с детьми нет. Если школа для ребенка обязанность, то к нам он идёт только по зову своего сердца. Я школьником прошел все кружки и секции в Доме пионеров – мне все было интересно, ведь я искал себя. Надеюсь, что все-таки нашел к 50-ти годам. Практически так каждый ребенок поступает. Задача педагогов дополнительного образования – разглядеть и подсказать родителям, в каком направлении лучше развиваться их чаду.

У нас часто отцы не хотят отдавать мальчиков в хореографию. Но вы, наверное, помните тот расцвет «Надежды», когда там было много парней? Ведь они же работали на износ, и физическая подготовка у них была не меньше, чем в спортивной секции. И осанку приобретал молодой человек, и физически становился крепким. Я бы родителям сказал: «Не бойтесь, пусть ваш ребенок пробует себя. Не надо привязываться к чему-то одному, не надо родительские амбиции или неудачи возлагать на своего ребенка. Пусть он найдет самого себя!»

– С вашим приходом учреждение в очередной раз было переименовано. Почему?

– В 1991 году Дом пионеров и школьников стал Домом детского творчества, и связано это было с тем, что прекратил свое существование СССР, изменилась идеология, не стало пионерии. До развала страны у нас было пионерское направление: работа с вожатыми, пионерскими дружинами, слёты, марши, торжественные линейки. Собирали макулатуру, металлолом. Но учреждение в годы перестройки не прекратило свою деятельность, мы продолжили работать со школами, хотя уже в творческом плане. На базе общеобразовательных учреждений существовали наши кружки, появилась такая форма работы, как «Дом детского творчества в школе».

Это было интересное начинание, когда мы на целый день выезжали всем коллективом, с педагогами разных направлений, в ту или иную школу и показывали свою деятельность: давали мастер-классы по разным видам творчества, проводили массовые мероприятия, ставили мини-концерты. Был ли эффект от такой формы работы? Несомненно, был, это дало приток детей в наши кружки. На тот момент во Дворце занимались было 12 тысяч школьников. Представляете, какой объем!

Учитывая большую работу коллектива и в связи с 50-летним юбилеем учреждения Дом детского творчества в 2002 году был переименован во Дворец детского (юношеского) творчества.

– Новая эпоха в жизни ознаменовалась и переездом на 1-ю линию?

– В Бернгардовку, в бывшее здание третьей школы, мы переехали в 1994 году. До нас там располагалась спортивная школа, время было безденежное, поэтому никаких ремонтных работ не проводилось вообще. Нам предоставили только самый верхний, третий этаж здания. Первые два занимала спортивная школа. Первый этаж был в аварийном состоянии, нуждался в основательном ремонте. Когда построили школу № 4 с двумя спортивными залами, спорт-школа переехала туда. Так нам досталось всё здание на 1-й линии.

Мы потихонечку, планомерно начали на бюджетные средства ремонтировать эти помещения, открывать кружки. Тогда же во Дворце открылась «Занимайка» – школа детского творчества, ставшая нашим брендом. Те дети, которые не ходят в детский сад, могут посещать «Занимайку». Мы готовим их к школе с акцентом на творческое развитие. Некоторые школы даже пытались создавать из выпускников «Занимайки» один класс, ведь эти дошколята хорошо подготовлены – будущие отличники и хорошисты.

– Биологическое направление – это дань вашим интересам? Говорят, что за аквариумными рыбками во Дворце вы ухаживаете лично.

– Биологическое направление действительно появилось с моим приходом во Дворец. Не скрою, в этом отразилась моя любовь к предмету, к животным. Сразу был создан юннатский кружок и условия для содержания небольших животных – птиц, грызунов. Мы с животными переехали на третий этаж, приспособив один класс для их содержания. Позже капитально отремонтировали здание начальной школы и открыли там зоопарк. Тогда и стали появляться у нас серьезные животные.

В 1996 году к нам пришел Евгений Михайлович Рыбалтовский, вначале просто для того, чтобы посмотреть, что у нас происходит, а потом предложил: «Давайте займемся разведением редких животных!».

Рыбалтовский перевез в наш зоопарк свою коллекцию эндемичных земноводных, на которой строилась работа с детьми, – вместе со своим педагогом они участвовали в научной работе по разведению в неволе редких животных. Остальные животные попали к нам по договору из Ленинградского зоопарка, их давали нам на передержку. Всего в нашей коллекции было более 100 видов животных. На базе зоопарка мы даже проводили научные конференции и семинары для специалистов. Всё это позволило в 1996 году зарегистрировать наш зоопарк в Реестре зоопарков стран СНГ.

– Мне ДДЮТ всегда казался идеальным учреждением дополнительного образования. Права ли я в своей оценке?

– Всеволожский дворец детского и юношеского творчества действительно считался одним из лучших в Ленинградской области. Он имел статус экспериментальной площадки, на базе Дворца проводили обучающие семинары для педагогов, директоров, учили их организации учебного процесса, работе с документацией, административно-хозяйственной деятельности. В постсоветское время нам нужно было учиться работать по новым документам, и мы стали в этом первопроходцами. У нас проходила апробация новых нормативов в дополнительном образовании. Мы первыми в области получили лицензию на ведение образовательной деятельности, первыми прошли аккредитацию.

В эти же 90-е годы коллектив Дворца стал инициатором и организатором проведения больших областных мероприятий, таких как фестиваль «Весенний калейдоскоп», конкурс педагогов дополнительного образования «Сердце отдаю детям». Немного позже во Дворце стала выходить газета «Наша ВСЁ», получило развитие направление школьной журналистики.

Нам было всё интересно. Во Дворце собрался прекрасный творческий костяк. Многие педагоги до сих пор продолжают работать. Я очень благодарен судьбе за то, что к нам много лет назад пришла Людмила Валентиновна Котина – талантливейший режиссер. Высокоинтеллигентный человек, она истинный носитель петербургской культуры. В ее сценариях нет ни одного лишнего слова, все продумано, и если Людмила Валентиновна проводит мероприятие, то его можно использовать в качестве хрестоматийного образца. Не представляю себе Дворец без ее режиссерского руководства.

– Жалели ли вы о том, что перешли на работу в Аничков дворец и на время оставили свой коллектив?

– Да, жалею, хотя поначалу меня там всё  устраивало: и должность (заместитель генерального директора по культурно-досуговой деятельности. – Ред.), и зарплата, и интересная работа. Почему ушел из Дворца? Наверное, хотелось что-то поменять после 17 лет работы на одном месте. Но замучила ностальгия…

Когда Александр Тихонович вернулся во Всеволожск, на его месте уже работала Любовь Михайловна Вершинина. Председатель комитета по образованию Ольга Владимировна Ковальчук предложила Моржинскому возглавить новое учреждение дополнительного образования – Центр информационных технологий, который в результате оптимизации в 2010 году слился с ДДЮТ. В 2013 году Александр Тихонович был назначен председателем комитета по образованию Всеволожского района. В марте 2017 года А.Т. Моржинский вновь возглавил Дворец детского творчества.

– Что сегодня представляет Дворец детского творчества?

– Он по-прежнему является одним из самых крупных учреждений дополнительного образования в Ленинградской области. Мы работаем по шести направленностям и 119-ти программам различных направлений. В ДДЮТ на базе многих площадок в районе занимаются 6,5 тысячи детей с 3 лет до 18 лет. Тех, которые достигли 18 лет, мы по закону отчисляем, но они все равно к нам приходят петь, танцевать, участвуют в наших мероприятиях. Мы, наверное, каким-то хорошим вирусом заражаем детей, и они не могут от нас уйти, а потом возвращаются уже в качестве наших педагогов.

– Александр Тихонович, сейчас изменились требования к педагогам. Не потерял ли Дворец из-за этого свои бесценные кадры?

– Профессиональный стандарт педагога – высшее педагогическое или специальное образование. Мы никого не потеряли, а переучили своих специалистов. Педагоги проходят обязательную переквалификацию. Удалось сохранить практически весь кадровый состав Дворца. Радует меня и то, что в этом году к нам пришло 11 молодых специалистов творческого и спортивного направлений, надеюсь, что они никогда не пожалеют о своем выборе. Хочу заметить: от нас уходят только на пенсию.

– Чего бы вы хотели пожелать Дворцу детского творчества в связи с юбилеем?

– Я бы хотел, чтобы увеличивались наши площади, где бы могли заниматься с детьми и давать более широкий спектр возможностей для выбора. Пришла пора выдергивать детей из дома, отрывать их от гаджетов. Это очень трудно, но я надеюсь, что родители это поймут и будут отправлять детей в наши кружки и секции. Для этого надо развивать базу – но здесь мы упираемся в новые требования. Чтобы где-то организовать кружок, помещение должно соответствовать всем требованиям. В первую очередь, это безопасность ребенка. Нам бы хотелось, чтобы у нас было больше таких помещений на всей территории района.

Всех работников Дворца детского творчества, воспитанников и их родителей поздравляю с юбилеем! Желаю дворцовцам дальнейшего творческого роста, замечательных событий и побед!

Беседовала Нина УСТИЧЕВА

На фото сверху вниз:

Пионерская дружина Всеволожской школы № 1;

Кроликоферма в Муринской школе;

Авиамодельный кружок в Доме пионеров;

Выступление хореографического ансамбля «Надежда»;

Детская музыкально-хоровая студия «Созвучие».

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий