Погиб у линии Маннергейма

Посвящается 75-летию окончания советско-финской войны, которое отмечается 13 марта 2015 года
Исчезнувшая с карты деревня
16 декабря 2013 года в редакцию из Ириновки позвонила Валентина Александровна Абрамова. Она живёт в этих местах с 1951 года. А родилась она в 1934 году под Новгородом – в деревне Кливенец Мошенского района. Тогда этот район относился к Ленинградской области.
Она была единственным ребёнком в семье, и ей было 4 года, когда отец ушёл воевать на советско-финскую вой­ну. Помнит, как перед этим, летом, отец учил ее варить вишнёвое варенье, а потом – как в ноябре 1939 года через их деревню пошли войска, и отец забежал домой выпить молока. На голове его была будёновка, а штык упирался в потолок. Такой была их последняя встреча.
19 декабря 1939 года девочке исполнилось 5 лет, а 29 декабря пришла похоронка. Валентина Александровна помнит, что, когда почтальон принёс письмо, мама стояла во дворе, у неё в руках была корзина с сеном. Дверь дома была подпёрта снаружи, и вот по этой подпорке мама сползла на землю. Потом она сутки кричала-плакала. Позже (вплоть до поступления Валентины Александровны в техникум) мама получала пособие по потере кормильца – 44 рубля. Советско-финскую войну заслонила Великая Отечественная. Через деревню Кливенец Мошенского района по очереди проходило два фронта. Маму с дочкой фашисты угнали в Германию. Тех, кого отправили в Германию вместе с ними, потом сожгли в газовой камере, а им повезло. С 1943 по 1945 мама работала на заводе в городе Хемниц, а детей из концлагеря каждое утро строем водили в садик. После окончания войны мама снова вышла замуж, и у Валентины Александровны родилась сводная сестра.
Прошло много лет. По стране прокатилась волна поисков родственников, погибших на Великой Отечественной войне. Валентина Александровна задалась целью найти могилу отца, погибшего на советско-финской: «Я не умру, пока не поклонюсь отцу на его могиле». К тому времени вырос правнук погибшего – Дмитрий. Он стал искать прадеда, используя интернет-ресурсы. И узнал, что недавно – после того как на известном сайте www.obd-memorial.ru были опубликованы архивы Министерства обороны, появилась и Книга Памяти погибших на советско-финской войне. Она была опубликована на сайте www.patriot-izdat.ru. Теперь все желающие, у кого есть родственники, которые сложили головы на советско-финской, могут поискать на этом сайте сведения о них.
И ещё – можно почитать интересные данные на сайте www.winterwar.karelia.ru. Этот сайт создал профессор Петрозаводского университета, доктор исторических наук Юрий Михайлович Килин. Таким образом, Дмитрий обнаружил первую зацепку. Он нашёл сведения о трёх Яковлевых Александрах, погибших в боях на советско-финской войне. Только один из них подходил по всем описаниям. Так Валентина Александровна Абрамова впервые узнала, что её отец – Яковлев Александр Васильевич, 1911 года рождения, красноармеец 160 артиллерийского полка 23 стрелковой дивизии – погиб 23 декабря 1939 года и захоронен в 0,1 километра южнее села Пеукури. Вроде бы сбылась её мечта… Но всё оказалось непросто…
Местность, на которой проходили баталии советско-финской войны, издавна принадлежала Великому Новгороду. Ещё не найдено документов, которые бы свидетельствовали, с каких пор там начали селиться русские. Даже в самых ранних летописях указано, что они уже жили бок о бок с карелами, ижорами, водью и большим древним народом – вепсами. Жили дружно, вместе приняли православие. Деревни в этих краях назывались на русском и водском языках или на русском и ижорском языках. В 1611 году часть Новгородской губернии была завоевана шведами. Всего 100 лет она не была в составе России, но за эти годы произошли сильные изменения.
Шведы стали притеснять православных, и им пришлось уходить семьями вглубь России. Сотни ижор, карелов, русских бросили свои дома, многие из них погибли. В опустевшие селения шведы загнали финнов, которые тогда им подчинялись. И так как шведы собирались обосноваться надолго, то русские и другие названия деревень они поменяли на финские. В 1721 году Пётр Первый вернул все новгородские земли в состав России. Шведов он прогнал, тихих финнов оставил в России. Ещё через 200 лет, в 1948 году, советское правительство решило вернуть селениям русские названия. Но не те, прежние, которые никто не помнил, так как после ста лет шведской оккупации не осталось коренных жителей, а, например, появились названия в честь новых героев страны. Станция Вещево в Выборгском районе (в честь Героя Советского Союза Петра Евгеньевича Вещева, погибшего на советско-финской войне), деревня Заходское в Выборгском районе (в честь легендарного Героя Советского Союза, пулемётчика 142-й стрелковой дивизии Александра Ивановича Заходского, погибшего при защите Карелии в июле 1941 года). Таких населённых пунктов в Ленинградской области много, даже город Кингисепп назван так в честь эстонского коммуниста Виктора Кингисеппа, погибшего в 1922 году.
А вот деревни Пеукури на карте Карелии и на карте Ленинградской области нет. Сначала появилось подозрение, что её тоже переименовали. Вот почему Валентина Александровна Абрамова позвонила в газету «Всеволожские вести». Она хотела, чтобы корреспонденты помогли ей узнать новое название бывшего села Пеукури.
Спустя год
В редакцию часто поступают звонки с просьбами оказать помощь в поисках. К сожалению, не всегда удаётся помочь. Поначалу я думала, что и этот звонок из Ириновки, как говорится, «глухой», то есть не приведёт ни к каким результатам. Я сразу обзвонила всех знакомых специалистов по советско-финской войне. Они в один голос сказали, что не знают, где находился посёлок Пеукури.
Наступили новогодние каникулы 2015 года. Праздничные гулянья шли до утра. Утром я стала вспоминать о людях, о которых не успела написать в прошедшем, 2014 году. Как раз перед этим, 19 декабря 2014 года, жительнице посёлка Ириновка, бывшему малолетнему узнику фашистского концлагеря Валентине Александровне Абрамовой исполнилось 80 лет. И было бы хорошо к юбилею сделать подарок – найти место захоронения её отца. Но не получилось.
Машинально я набрала на клавиатуре компьютера заковыристое название «село Пеукури». До этого набирала много раз, но компьютер не давал ответа. Однако в поисковой практике есть наблюдение: самые интересные открытия происходят либо на закате, либо в предрассветный час. Так, сведения о своих собственных родственниках я находила именно на рассвете. И в эту ночь Интернет неожиданно выдал, что пионерский лагерь «Заполье» расположен недалеко от хутора Пеукури, и в этом лагере есть мемориал, посвящённый советско-финской войне.
Почему компьютер раньше молчал про это «Заполье» – непонятно. Потом на мой запрос он уточнил, что пионерский лагерь «Заполье» вообще-то уже не существует, а на его месте находится зона отдыха. Тогда я решила найти эту зону с помощью спутниковой карты Wikimapia. Вместо этого наткнулась на карту с обозначениями памятников советско-финской войны. И вот тут я узнала, что село Пеукури никогда не переименовывали, оно просто перестало существовать.
Сохранился только хутор – два полуразрушенных домика, зажатых в лесу между болотом Комарихинское и озером Глубокое. Он относится к Выборгскому району. Домики стоят недалеко от легендарной линии Маннергейма. Ближайший населённый пункт – хутор Вяйсанен, от которого тоже остались развалины. А когда-то возле хутора Вяйсанен был самый мощный укрепрайон линии Маннергейма под названием «Суурниеми» (красные командиры чаще называли его «Вяйсаненский укрепрайон»). В него входило 7 дотов новейшего образца и множество противотанковых надолбов. По окончании советско-финской войны доты были взорваны. Сейчас «Суурниеми» – самый труднодоступный участок линии Маннергейма, куда зимой можно добраться только на армейских тягачах.
Красная Армия вступила в войну 30 ноября 1939 года, а уже 6 декабря бойцы 23 стрелковой дивизии подошли к дотам укрепрайона «Суурниеми». Здесь завязался бой, в котором участвовали советские танки, несколько танков было подбито, кинжальный огонь остановил красноармейцев. В этот же день в бою принял смерть командир дивизии – комбриг Пётр Евгеньевич Вещев, о котором я уже упоминала. Посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза. И ещё один Герой Советского Союза появился в этих битвах…
Дело было так. После 6 декабря красноармейцы от хутора Вяйсанен отступили километра на три. Время от времени они предпринимали атаки или обстреливали доты из артиллерийских орудий. Напомним, что разыскиваемый Яковлев Александр Васильевич служил артиллеристом. 11 февраля 1940 года Красная Армия после кровопролитных боёв наконец-то преодолела неприступную линию Маннергейма в местечке Суммы (где сейчас находится военный полигон «Каменка»). На территории полигона стоит памятник, посвящённый этой героической странице нашей истории. Но наступление на линию Маннергейма в тот день было предпринято в нескольких местах. На участке «Суурниеми» красноармейцы 23 стрелковой дивизии также прорвали линию Маннергейма (захватили одну траншею). В этом бою отличился Иван Дребот. Его роте была поставлена задача – овладеть опушкой рощи «Редкая». Когда погиб командир роты, Иван Дребот взял командование на себя. И, несмотря на то, что он был ранен в обе ноги, лично водрузил красный флаг над господствующей высотой, за что был удостоен звания Героя Советского Союза (впоследствии дожил до глубокой старости).
Но это историческое событие на «Суурниеми» произошло 12 февраля, а Яковлев Александр Васильевич погиб ранее – 23 декабря 1939 года. Обстоятельства гибели были неизвестны. И всё равно, желая порадовать Валентину Александровну Абрамову, я направилась к ней в гости.
Встреча с родственниками
Меня радушно встретили Валентина Александровна, её дочь и правнук погибшего Дмитрий Сушков. Но никакой новости, как оказалось, я им не сообщила. Это можно воспринимать как знак судьбы, но примерно в то же время, что и я, в одну из новогодних ночей на рассвете Дмитрий обнаружил в Интернете карту Wikimapiа с указанием хутора Пеукури, хутора Вяйсанен и всего укреп­района «Суурниеми» с каждым его дотом. Только вот никакого захоронения на карте не обозначено. Из чего мы пришли к выводу, что там сейчас нет ни креста, ни памятника. И чтобы Валентина Александровна побывала на могиле своего отца, не обойтись без помощи профессиональных поисковиков.
Загадки советско-финской войны в последнее время всё больше и больше вызывают интерес у общественности. И нет ничего удивительного, что к её юбилею выложили в Интернет новые разработки, в том числе карты, где обозначены объекты линии Маннергейма. Мы решили побывать на линии Маннергейма вместе с поисковиками. Я сразу связалась с командиром Нев­ской оперативной группы Олегом Попко, который имеет большой опыт работы на местах советско-финской войны. Каждый год его бойцы выезжают на раскопки в Тайпале (Приозерский район Ленинградской области). Найденных красноармейцев в торжественной обстановке перезахоранивают на мемориал советско-финской войны в посёлке Соловьёво (Приозерский район). В нынешнем году по нашей просьбе, как только сойдёт снег и на Карельском перешейке установится подходящая погода, Олег Попко и его товарищи отправятся в глухой лес на хутор Пеукури. Если с помощью специальных инструментов и приспособлений будет обнаружена могила, в которой покоится Яковлев Александр Васильевич, летом родственники привезут туда Валентину Александровну Абрамову. И таким образом сбудется её главная мечта.
Кстати, во время нашей встречи Дмитрий Сушков рассказал мне про обстоятельства гибели А.В. Яковлева. Он узнал их уже после того, как дочь погибшего звонила в газету «Всеволожские вести». Тогда Дмитрий написал письмо в Петрозаводск, профессору Ю.М. Килину. И через пару месяцев пришёл следующий ответ: «Ваш запрос относится к категории сложных. Такого населённого пункта (Пеукури) на самых подробных финских картах нет. Населённый пункт не соответствует картам масштаба 1:1  000  000, которыми пользовались соединения Красной Армии в Зимнюю войну (…) В этот день (23 декабря 1939 года) погибли 25 человек из 160 артиллерийского полка 24 сд. Погибли в результате неожиданного контрнаступления финнов, когда финнам удалось войти на позиции артиллерии, находящиеся на удалении 3 километров от линии фронта. За весь декабрь из этого полка погибло 49 человек».
Вылазка в тыл врага была излюбленным приёмом финских егерей. Они могли вырезать спящих безоружных красноармейцев, потом стремительно умчаться на лыжах, и за этот выход получить высшую награду финского командования – «дубовые листья». У финнов это считалось «победой над русскими». В наших войсках такие вылазки не практиковались, а звание Героя Советского Союза давалось за участие в открытом бою. Кроме того, из ответа Ю.М. Килина мы поняли, что В.П. Яковлев захоронен не один, а в братской могиле. В ней лежат 25 человек, предположительно, погибших за одну ночь.
Продолжение этого рассказа следует. Читатели увидят его в газете «Всеволожские вести» по окончании экспедиции на хутор Пеукури, скорее всего в конце весны 2015 года.
Людмила ОДНОБОКОВА
Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code